;

         

Поиск по сайту

 

Мои темы

 

 

 


       • Художественные
      
       • Нон-фикшн
      
       • Статьи, очерки,
          эссе
      

 

Книги Сергея Банцера

 

 
 

    Кадры из
       кинофильмов

   - Кавказская пленница

   - Война и мир (2007)

   - Остров

   - Жестокий романс

  


   - Эрнесто Кортазар
   - Светлана Тернова
   - Оркестр"Папоротник"
   - IL Volo (оперное трио)
   - Лименсита 
     (антология)
   - Canzone da due soldi
 
    (антология)

Весь список

   

  

         

 

 


  

    - Константин Разумов
    - Шу Мизогучи
    - Ютака Кагайя
    - Вильем Хентритс
    - Валерий Барыкин
   -  Елена Бонд


  Весь список

 

 

 

  
Юджа Ванг

Классические
музыканты-красотки

    - Валентина Игошина
    - Юджа Ванг
    - Мари Самуэлсен
    - Анна Фёдорова
    - Наоко Тераи
    - Сара Чанг

 

  
  ;

    Православные фото 

    Религиозные учёные

    Иконы Богородицы

    Последний шаг разума

    ♦ Торжество голубого
       лобби"

 

Div1.jpg (6045 bytes)

 Владимир Высоцкий
   Заплаченная цена

 

Написать мне письмо

 


   Canzone da due soldi

Div1.jpg (6045 bytes)

Сергей Банцер "Оркестр Дальней Гавани"

МиГ-25

МиГ-25

Сбитые самолёты

Перелетчики

Как сбили Пауэрса

Как  МиГ-25 летал над
  Тель-Авивом и предотвратил 
  ядерную войну

 

 

  ;
Михаил Жванецкий

 

 

 


  Браки артистов

 

 

Div1.jpg (6045 bytes)
Лимменсита

 

 

 

Русиш_швайн

 

 

 

 

 

 

Анна Фёдорова

 

 

 

 

Юджа Ванг

 

 

 

Александр Бакхаус

 

 

 

День Победы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сара Чанг

 

 

 

Клеманс Поэзи

 

 

 

Барыкин

 

 

 

 

 

 

 


Есть ли эволюция?

 

 

 

 

Картины Шу Мизогучи
Картины Шу Мизогучи

 

 

Бриллиант "Несравненный"     
Знаменитые бриллианты

 

 


Истребители

 

 

 

 

 

 

Авария в Шкотово
Катастрофа на АПЛ
в Шкотово

 

 

 

 

 


Иконы Богородицы

 

 

 

Екатерина Максимова
Пленницы Терпсихоры

 

 

художник Стародубов
Картины Стародубова

 

 

 

 

Наталья Варлей
Каказская пленница

 

 

 

 

Витаой Кличко
Поражение Кличко

       

    
  "Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни - потратить жизнь на дело, которое переживет нас"
Уильям Джеймс

 

 

 

При воспроизведении текста этой страницы ссылка на
http://www.webslivki.com  и автора обязательна!
Невыполнение этого условия является
нарушением действующего законодательства

Женщина Маяковского

    На предыдущих страницах, вот здесь,  говорилось о том, как устроен мужчина при рассмотрении его под интересующим нас углом. Оказывается, довольно примитивно - то, що "нижче пупа", перенесено практически без изменений из животного мира, а "человеческое" дано в виде инстинкта "нравственного закона", в общем-то тоже в этой части несложного. 
    Наверное, теперь было бы уместно посмотреть под таким углом и на женщину - как у неё там? Но, оказывается, вопреки расхожему мнению, там всё значительно сложнее. Т.е., первый уровень - "нижче пупа", устроен тоже сравнительно просто - допускать в себя генетический материал только "оптимального самца". "Оптимального" - с точки зрения дарвиновской борьбы всего живого за выживание своего вида. Это действительно так, и, если мужской алгоритм этого уровня можно назвать "ключ", то соответствующий женский алгоритм - это "замо́к". 
     Но, уже следующий, более высокий уровень, у женщины устроен сложнее, непонятнее, а, главное - он тонко регулирует очень многие стороны того грандиозного Спектакля, который разыгрывают люди перед лицом своего Создателя.
     Да, созидающее начало в этом Спектакле - у мужчин. Да, женщина существенно уступает мужчине в способности к созидательной деятельности, порождающей прогресс. Но всё так бесконечно мудро побалансировано... И в результате этого баланса, именно за счёт тонкого регулирования, женщина играет ничуть не меньшую роль, а мне иногда кажется, что и основную.
     В связи с непростыми функциями этих более высоких женских уровней мы сейчас оставим эту тему и, возможно, поговорим об этом когда-нибудь отдельно. Ну, а пресловутый "баланс" можно проиллюстрировать отрывком из "Всё по-другому". Соболев - тот самый "созидательный талант", топ-разработчик систем наведения ракет закрытого НИИ, а Маша Евлашова - продавщица из аптеки со скромной внешностью.

   "Оказывается там, в ялтинском подвальчике "Вина Массандры" и в той штормовой пещере на Кабаньем мысу было вовсе не счастье. Что оно по сравнению со счастьем, которое сегодня свалилось в этой вонючей камере на Соболева по кличке Бурундук? Он на радостях был готов расцеловать юморного прапорщика, который прочитал по слогам фамилию на бланке с передачей: "Ев-ла-шо-ва".
   Когда прапор ушёл, Бурундук отдал все припасы в общак Науму.
   – Это жена твоя грев передала?– спросил Наум, перебирая содержимое баула.
    – Нет, невеста, – ответил счастливый Бурундук.
    – А чего такой весёлый? – спросил Наум.
    – Я её потерял. Она сказала, что она умерла. А она, видите... Живая! – близорукие глаза Бурундука светились от счастья.
    – Так ты что, не женат? – прищурился Наум.
   – Жена шалава, – махнул рукой Бурундук, обнаруживая знакомство с темой".

      "Спектакль" - это всего лишь метафора, возможно, не самая удачная, но ею пользовался Шекспир, попользуемся и мы. Так вот, Спектакль - это живой сверхорганизм. И поэтому он имеет своё начало, свой полдень и, увы, свой конец.
     К моему некоторому удивлению некоторые весьма умные и достойные люди считают, что этот конец уже наступает у нас на глазах. Сейчас я имею в виду Людмилу Фионову. Эта женщина-исключение, она является настоящим учёным, доктором физ-мат наук. Я не приемлю многое из того, что она пишет, но, тем не менее, предлагаю здесь её работу "Агония цивилизации".    

     Обычная, нормальная женщина пользуется этим своим свойством-даром, который в природе уравновешивает её с мужчиной, органически, т.е., практически не замечает его и как правило, не злоупотребляет им.  Но иногда появляются женщины, у которых это свойство разрастается, подобно опухоли,  до гипертрофированных размеров, и использование его для достижения своих целей становится основной и всепоглощающей страстью в её жизни.
     Вот о такой женщине мы и поговорим дальше.    

 

  

    Маяковский был современником Есенина, написал "В нашей жизни помереть не трудно, сделать жизнь значительно трудней" и тоже застрелился в тридцать семь лет. Правда, говорят, что его убрало ГПУ,  ну, да кто же теперь точно скажет?.. Во всяком случае Анна Ахматова отреагировала на смерть Маяковского в своём блестящем стиле: "Не надо было дружить с чекистами".
    Если внимательно всмотреться в эту фотографию, то видно без всяких разъяснений, что Маяковский, которого в этой работе я буду называть тоже Поэт, является противоположностью Есенина. И по своему фенотипу, и по менталитету. Короче, вполне серьёзный мужчина (а на самом деле - большой и не очень уравновешанный ребёнок).
    Проигрывавший в Монте-Карло все свои деньги, вздыхая при этом: "Ужасно негостеприимная странишка".
    Рыдающий в парижском кафе: "Теперь я только чиновник"
   Пишущий стихи: "У советских собственная гордость, на буржуев смотрим свысока"
  
 Покупающий в Париже своей музе-повелительнице рейтузы: "Рейтузы розовые 3 пары, рейтузы чёрные 3 пары, чулки дорогие, иначе порвутся".
  
 Рыдающий в московском кафе: "Жизни без тебя нет. Я сижу в кафе и реву".

    Как известно, любовь слепа, а у великих людей и подавно. Сейчас опять возьмём сразу быка за рога и посмотрим, как было с этим у Поэта. 

Лиля Уриевна Брик

   Девушка на этом плакате, рекламирующая книги (хотя могла бы рекламировать и стоматологические услуги) - и есть самая большая любовь Поэта. Во всяком случае в предсмертной записке он её упомянул первой в списке своей семьи. Имя этой любви - Лиля Брик.
   Поэт чуть не женился в Париже на эмигрантке Татьяне Яковлевой, признавал своей дочь американки Элли Джонс, мечтал жениться на замужней актрисе Веронике Полонской, но вновь и вновь возвращался к Лиле.
    Ну, а что Лиля? Вот слова Фаины Раневской, близко знавшей Брик: "Бедный, она не очень-то любила его. Мне хотелось плакать от жалости к Маяковскому и даже физически заболело сердце".

   Маяковский знал, что его влечение к этой женщине есть особый род душевной болезни. За пятнадцать лет подобной хвори Маяковский по меньшей мере одиннадцать раз пытался от нее излечиться. Но Лиля каждый раз писала что-нибудь незамысловатое, типа: "Пожалуйста, не женись всерьез, а то меня все уверяют, что ты страшно влюблен и обязательно женишься”.
     И Поэту было этого достаточно.
    Начиная с "Облака в штанах”, Маяковский многие свои крупные вещи, большое число стихотворений и все три прижизненные собрания сочинений посвятил Лиле Брик.

     Опереточный еврей в очках это Осип Брик - законный супруг Лили. Кстати, тоже далеко не дурак. Ну, хотя бы из-за такой своей реплики: "Я прекрасно отношусь ко всем людям. Просто я никогда не жду от них ничего хорошоего". 
    Лиля, по единодушному мнению современников, хоть и была невзрачной и сутулой, но, по-видимому обладала той же чёрной женской магией, что и невзрачная ведьмоподобная Йоко Оно, околдовавшая пышущего талантом, здоровьем и энергией Битла. Что-то подобное, кажется, есть и в нашем случае:  

       Пришла - деловито, за рыком, за ростом,
       взглянув, разглядела просто мальчика.
      Взяла, отобрала сердце и просто
      пошла играть - как девочка мячиком

    Очень неплохо сказано, рифмы неожиданные, фирменные. Ну, а женщина, нечувствительная к мистическим эманациям мечты Поэта, Анна Ахматова, так сказала о Брик: «Волосы крашеные и на истасканном лице наглые глаза». 
    Честно сказать сам Поэт был тоже непрост. Например, в день знакомства с семейством Бриков он сразу стал проситься переехать к ним жить, мотивируя это тем, что влюбился в Лилю. Не знаю, как там они договорились, но в конце-концов он таки переехал. 
     В моей настольной книге, оказывается, описано множество эпизодов, обыгрывающих то или иное известное историческое событие или факт. Вот, скажем, фраза в телеграмме, которую Бендер послал Корейко: "Графиня изменившимся лицом бежит пруду".  "Графиня" - это Софья Андреевна Толстая, только не та, о которой шла речь на прошлых страницах, а её бабушка. Вот из дневника писателя:
    
"Привезенные известия ужасны. Софья Андреевна, прочтя письмо, закричала и побежала в пруд. Саша и Ваня побежали за ней и вытащили ее".  
      А переезд Поэта жить к Брикам могло навеять Ильфу и Петрову вот это:  
    " - Я к вам пришёл навеки поселиться, - сказал Лоханкин громовым ямбом".   
 
     Да и в наши дни Вишневский пишет: "В противном случае я стану с вами жить!"


    

    Сама же Лиля, видимо, хоть и была сутула, но не глупа:
   «Надо внушить мужчине, что он гениальный. И разрешить ему то, что не разрешают дома. Остальное сделают хорошая обувь и шёлковое бельё».
  
   И практична:
 
  «Володе даже полезно пострадать. Пострадает-пострадает и напишет что-нибудь гениальное».
     Естественный вопрос, который возник у всех, дочитавших до этого места, а как у странной семьи решался вопрос, кому спать с Лилей - Осипу или Поэту? Или как-то ещё иначе? Вот, что рассказала Андрею Вознесенскому (а он, выходит, всем?) сама мадам Брик:
   «Я любила заниматься любовью с Осей. Мы запирали Володю на кухне. Он рвался, хотел к нам, царапался в дверь и плакал».
   Вообще грубо, даже жестоко писать мне об этом. Но, учитывая исторический статус Поэта - что поделать... Такова участь всех масштабных личностей - представать перед потомками не только во всей своей красе, а иногда и в нижнем белье.   
     Ну, а сексапильную Лилю эта история характеризует на все сто. Ничего больше и не надо.

     Летом 1922 года (Поэту всего 29 лет) дружное семейство поехало на дачу Бриков, где у любвеобильной Лили случился бурный роман с революционером (так написано в хрониках) Александром Краснощёковым (Абрамом Тобинсоном) - членом комиссии по изъятию церковных ценностей.


Это не дедушка Галкина, а Абрам Краснощёков


Плутовка Лиля

    Пока ничего удивительного, с каждым может произойти. А вот дальше по нарастающей. Поэт потребовал от Лили разорвать отошения с Абрамом, мотивируя это своей любовью к ней. С небольшой натяжкой, но тоже пока можно понять. На это требование Лиля оскорбилась и выгнала Поэта из дому, назначив штрафной срок - три месяца. Поэт действительно убыл под трёхмесячный домашний арест.
    Знаете, я после этого ещё раз посмотрел на её фотографию. Взгляд-то - ведьмовский у сутулой Лили, да...
     После трёх месяцев была бурная встреча на вокзале. Поэт схватил Лилю на перроне буквально в охапку и потащил в купе. Вы думаете, он там что-то, наконец, сделал? Сделал, да. В большом волнении прочитал ей свою новую поэму под названием "Про это" и заплакал. Про что там, я, честно говоря, так и не понял.
     Ну, а что революционер Абрам? Нехорошо повлияла на него любовь к роковой Лиле. Вместе со своим братом Яковом он расстратил крупную сумму государственных денег, устраивал дикие кутежи, и, как сказано в обвинительном судебном акте "заказывал своей жене норковые и хорьковые шубы". Учитывая, что законная жена Абрама в это время находилась в США, несложно понять, кому доставались эти шубы. Кстати, о национальном составе в первом советском правительстве можно почитать здесь.  

      Потом роли поменялись, Поэт стал известным, при деньгах и даже купил четырёхкомнатную квартиру, куда забрал жить чету Бриков.
     Хотя, в принципе, если отделять ментальную адекватность от эпатажа, необходимого в некоторых профессиях, Поэт, кажется, был вполне адекватным человеком. Так на литературном вечере под названием  "Лицо литературы СССР", на провокационный вопрос:
     "На чьи деньги вы ездите заграницу?" он ответил:
     "На ваши".
     А на пролетарском диспуте он как-то сказал: "Среди русских я себя чувствую русским, среди грузин - грузином".
      Кто-то из зрителей выкрикнул: "А среди дураков?"
      "А среди дураков я впервые" - ответил Поэт.

      Если рядом с Есениным в последние месяцы его жизни была Софья Андреевна и масса друзей-мужчин, то рядом с Маяковским не было никого. Вспоминает Яншин (муж той самой актрисы Норы Поклонской): "Все, кто мог, лягал его копытом. Все лягали. И друзья, все, кто мог. Рядом с ним не было ни одного человека. Вообще ни одного. Так вообще не бывает."

      После его смерти Лиле Брик, которая оставалась всё это время супругой Осипа, начислилась пенсия в размере 300 рублей и отходила половина авторских прав на произведения Владимира Маяковского. Сколько это - триста рублей? Вот тариф образцовой столовой МСПО "Прага", а на самом деле это бывший арбатский ресторан "Прага", куда Воробьянинов повёз Лизу Калачову:  сосиски - по рублю двадцать пять, водка - пять рублей большой графин, солёные огурцы - пятак пара. Если не считать какие-то очень дешёвые солёные огурцы, то, это, примерно, зарплата ведущего инженера закрытого НИИ на закате Советского Союза. Прожила Лиля долго, интересно и ушла из этой жизни тоже добровольно, приняв смертельную дозу снотворного.

    Вот вертится у меня в голове эта фраза бандита Горбатого: "Имеется у нас подозрение, что ты, мил человек, есть стукачок". Ну, должна была быть сутулая Киса чекистским стукачком. Прямых доказательств нет. Но вертелась Киса где-то рядом постоянно. 
    Кстати, опять видим у Ильфа и Петрова: "- Киса, - продолжал Остап, - давайте и мы увековечимся. Ей-богу, полезу сейчас и напишу: "Киса и Ося здесь были".
   
"Киса" - это понятно, ну, и "Ося" тоже.

     Есть такая книга Ваксберга "Лиля Брик. Жизнь и судьба". В ней среди прочего прямо говорится, что при получении нового заграничного паспорта Лиля Брик представила удостоверение ГПУ от 19 июля за № 15073. № 25541 - соответственно у Оси.
    Да, её муж, Осип Брик - агент ЧК. Вот эпиграмма, приписываемая Есенину, который тоже захаживал в салон Брик
      Вы думаете, что Ося Брик –
     Исследователь русского языка?
     А на самом деле он шпик
     И следователь ВЧК

     Классная эпиграмма, чувствуется стиль, хотя и не есенинский.
    Поэт Алексей Кручёных рассказывал, что Ося и Киса, зная кого из буржуев вскоре арестуют, приходила и уговаривала сдать им на временное хранение все ценности.
     Ещё люди, посещавшие салон Брик:
  Яков Агранов (Яков Сорендзон) -  следователь ВЧК, возглавлявший отдел, занимающийся надзором за интеллигенцией. Небольшой такой ахтунг - Яков Агранов был начальником Галины Бениславской (помните, "Женщины Есенина")! Впоследствии, как и положено, был расстрелян. Может, в ближайшее время напишу о нём очерк.
    Михаил Сергеевич Горб (я не шучу) - урождённый Моисей Розман – заместитель начальника иностранного отдела ОГПУ.
    После развода с Осипом (отработанный материал) Лиля вышла замуж за красного комкора Примакова. Судя по его фотке - нормальный, симпатичный мужик. Комкора, понятно, тоже расстреляли в тридцать седьмом. Хотели расстрелять за компанию и Лилю, но её фамилию собственноручно вычеркнул Сталин, сказав при этом: "Нэ будэм трогать жэну Маяковского". А потом прибавил: "И её мужа".   
    Когда чекисты поймали Абрама Краснощёкова с его "хорьковыми шубами", то нигде в материалах дела не упоминается фамилия той, кто потом ходил в этих шубах - своих не сдают.
     Ну, и чего это ей, при живом муже Осипе, правительство отвалило пенсию и половину авторских прав на наследие? За какие заслуги?
     Если вы думаете, что сексапильная Лиля заказывала Поэту только рейтузы, то ошибаетесь. Вот такой "Рено" привёз ей Поэт из Парижа. На котором она вскоре сбила девочку.

Гиперсексуальная обольстительница. Сейчас подкрасимся и вперёд!

    Кем же, всё-таки, была Лиля Брик? "Тифозной вошью советской поэзии", как называли её многие современники, или любимой женщиной и музой Поэта?
     Ответ мне представляется совсем несложным. Как часто мы сами себе создаём трудности, разделяя разные понятие логическим опрератором "или". Беллетристика - в чём её великое предназначение - воспитывать или развлекать? Сталин - тиран, у которого руки по локоть в крови или человек, при котором Россия прошла путь от дымящихся имперских развалин до ядерной супердержавы?
     Просто замените "или" на "и" и всё станет на свои места.
   Вы скажете, как ветренная итальянская девка Джульетта Гвиччарди может быть ещё и той единственной, которой человечество обязано рождением "Лунной сонаты" Бетховена?
    Ха, ха... Ещё как может!

    Ну и напоследок. Давайте ещё раз всмотримся в облик этой женщины:

      Не просто всмотримся, а с вопросом - как мог здоровый, молодой, талантливый, наконец, красивый своеобразной мужской красотой, мужик положить свою жизнь к её ногам?
     Вы верите в ведьм? В то, что они могут сообщить женщине в результате ведьмовского ритуала патологическую власть над мужчиной? Ту власть, которую они сами получили из рук своего "хозяина"?  
     Скорее всего нет, не верите. Даже протодиакон Кураев не верит в них. Ну, ему положено, он профессор, хоть и бывший. А я с Пришвиным верю. Михаил Пришвин: "Ведьмы хороши и у Гоголя, но всё-таки нет у него и ни у кого такой отчётливой ведьмы, как Лиля Брик".
 
    В крематории Лиля с интересом наблюдала в глазок печи как сгорает труп, который был когда-то Маяковским.
     Кстати, об одной из таких ведьм мы недавно говорили:  

   Знаете, вся эта зависимость от женщины довольно напоминает зависимость от алкоголя, только там чуть проще, а поэтому понятнее. Говорят, что алкоголизм это болезнь. Тогда вот такая патологическая "любовь" - тоже болезнь?
     Нет! Наш Создатель позаботился об этом и сделал так, что мужским особям в определённом возрасте делается прививка в  виде "ослабленной культуры" - первой любви. А потом - всё в руках мужчины. Он может справиться. Так же, как и инквизиция спокойно справлялась с ведьмами.
    А вот теперь самое главное. Насколько этот уловленный в тенета патологической зависимости от алкоголя или бабы-ведьмы мужчина хочет другой жизни - нормальной? Мне приходилось работать рядом с алкоголиком, которому его шеф предлагал оплатить лечение (алкаш был редкого таланта программист). Тот сначала согласился, а потом отказался.
      "Зачем тогда вообще жить?" - сказал он.
    Вот в этом всё и дело.  "Хозяин" позаботился о том, чтобы его рабу, находящемуся в таком состоянии, нормальная жизнь уже казалась пресной, чёрно-белой, неинтересной, пустой и вообще - не стоящей, чтобы за неё держаться.

     У нас в музшколе был слепой преподаватель, кстати, один из лучших. Для компьютеров есть спецпрограммы, позволяющие слепому, пусть очень ограниченно, но работать на компьютере. Скажем, выполнять какие-то "задания" за гроши, клацая по ссылкам. И они работают. И живут.  
      Думаю, эти люди никогда бы не поняли всех этих гениальных алкоголиков и психопатов из этого списка.

    

 

    Ну,  вот и всё. Про других женщин Маяковского, в отличие от предыдущего очерка про Есенина, я почему-то говорить не хочу.

                 

 

  

 

 

 

18.04.2016 13:59 Андрей Лапин

    По-моему это не ведьмы, а инопланетянки которые разводят (во всех смыслах) земных мужиков с какими-то своими целями.
 

 

 

18.04.2016 20:50 Примус

   Тут, Серж, есть обстоятельство, которое вам простительно не знать, но надо бы учитывать. Лиля в молодости была очень хороша собой, но в 10-е годы и до революции в моде была "болезненная женственность", и девицы подкрашивали глаза не только поверх века, но и внизу под глазами, чтобы казаться... чахоточными. Тренд такой был модный. Тени под глазами на фото жутковаты, но о внешности это ничего не говорит. Что до Ахматовой - не слушайте суждения женщин друг о друге, ох, не слушайте...
 

 

    Я на этот комментарий отвечу в теме.
    Первое, самое простое - насчёт слов Ахматовой. Хорош бы я был автор, если бы не понимал этого. Тем более, что её третий муж Пунин тоже у Лили отметился.

   Второе - насчёт чахоточного трэнда. Не только тени рисовали, а и уксус перед свиданиями пили. Мужчине не знать простительно, хорошому автору (смайл "скромно потупился") - нет. Да и мужчинам не помешает, чему и служит этот очерк. Для мужчин он, да.

    Третье - самое сложное. О красоте Лили в молодости. Тут с самого начала скажу, что я лично нигде в очерке не высказывался о её красоте. Ведьма - да говорил, так оно и есть.
    Но, можно попробовать оценить и красоту. Тут важен, конечно, возраст. Увы, женщины в отличие от мужчин в этом вопросе как цветы - расцветают и увядают. Может быть из-за того же подлеца Дарвина - Природе нужно, чтобы плодоносили молоденькие. После определённого возраста включается механизм, делающий женщину непривлекательной для мужчины, и тут ничего не поделаешь. Можно только по совету Бендера, данному им Михаэлю Паниковскому, обратиться во Всемирную лигу сексуальных реформ. Кстати, такая лига действительно существовала в Европе с 1921 по 1935 год.
У моря, у синего моря    В таком грустном раскладе есть ещё заодно и важный момент для определения загробной участи мужей - проверка их на вшивость по отношению к постревшим жёнам.
    Для восточных женщин и особенно для евреек, этот период цветения сдвинут в более юные годы и более короток, чем для славянских женщин. А с женщинами Юго-восточной Азии, чуть ли не всё наоборот - топ-скрипачки Акико Суванаи и Сара Чанг в двадцать восемь выглядят существенно лучше, чем в восемнадцать. Про сестричек Дза Пинац ("У моря, у синего моря") я и не говорю, этим куклам здесь под сорок.
       Тут, конечно, лучше всего посмотреть фотографию Лили, скажем, лет в двадцать. Но таких я не нашёл. Вот, наиболее близкое - 1918 год, Лиле здесь двадцать семь. 

      Скажу прямо - что-то притягательное есть. Но красавицей, если честно, назвать не могу. Если кто-то забыл со всеми этими ведьмовскими страстями, что такое женская красота - вот Марина Свиридова из романа "Неположенное счастье", Глава 20 "А теперь целуй!"

    Можете чуть опустить экран и посмотреть на предыдущее фото. А потом опять на это.
     Я не знаю, сколько лет Лиле на этом фото, просто хочу обратить внимание, что с номером бюстгальтера у Лили проблемы. А это такая штука, что с годами только увеличивается.
     Возможно, кто-то подумал, а как у неё с детьми? От абортов в бурной юности эта гроза мужчин была бесплодна. 


 

     Это фото 1924 года, Лиле тридцать три года. Есть для женщин такое понятие - следы былой красоты. Честно говоря, я не вижу и этих следов.

 

      Зато ведьмовские черты иногда внезапно проступают именно на фотографиях

 

 

     Я уже показывал эту фотографию выше - Лила действительно сутулая. Для тридцати пяти лет - патологически. 

 

      Здесь ей тридцать четыре. Возможно кто-то увидит красоту, внутреннюю красоту, следы былой красоты и т. д. А я отчётливо вижу "наглые глаза", о которых говорила Ахматова.  

 

 

 

    Знаете, мужчины, я такой дурак, что посоветую вам от всех этих фоток красавицы прочитать на всяк случай хотя бы первую строчку:
                  Да воскреснет Бог и расточатся врази Его
                  И да бежат от лица Его ненавидящие Его

     Просто я видел и мне этого хватило на всю жизнь, как в Почаевской Лавре вот такая же хрупкая красотка в считанные секунды расшвыряла дубовые столы, которые потом ставили на место четыре монаха.

 

Пречестный и Животворящий Кресте Господень, прогоняй бесы силою на тебе пропятого Господа нашего Иисуса Христа

Свою версию смерти Маяковского предлагает в рассказе
"Маяковский. Тайна смерти"
Ольга Михайлова

 

 

 

19.04.2016 11:05  Примус

   Ничего особенного в этом нет, фотогеничность - мистическое свойство, и порой дурнушки получаются на фото лучше красавиц. Лиля была Женщиной как таковой, женщиной - и ничем больше, хоть пробовала себя во многом. Она Кот и Скорпион, сексапильная и блудливая, но не она, заметьте, нуждалась в Маяковском, а он - в ней, в ее силе и мощи. И дело не в ее ведьмовстве, а в его слабости.
 

 

     После этой Чёрной Лилии надо ж в себя прийти...

  Вот тисну сюда ещё один фрагмент из "Всё по-другому". Он будет в тему.
    Соболев (уже говорили) - талантливый конструктор в одном "серьёзном" НИИ, лет тридцать. Ира Корецкая, его сотрудница - аналог Лили Брик. Отбила его у невесты, женила на себе и т.д. Пройдя через многие испытания, в т.ч. побывав в следственном изоляторе, Соболев освобождается от её чар и после выхода из СИЗО приходит к Корецкой. Перед этим сцена объяснения с бывшей невестой, операционной медсестрой Машей Евлашовой.
    Именно к этому отрывку были претензии редакторши - люди так не говорят, особенно, культурные, особенно женщины, особенно девушки, надо переделать, если хотите, чтобы ... 
     На обложке - Маша.

"Теперь всё по-другому"

     – Ну, придурок... – Евлашова покачала головой. – Я понимаю, Соболев, у тебя период становления личности, искания там всякие. Ты только трихомонаду какую-нибудь не подцепи! Ты на восемь лет старше меня! Искания у него! А у меня завтра трудная операция! Ты можешь это понять своей дурной башкой?!
       Евлашова вдруг резким движением вырвала из рук Соболева ошмётки роз:
       – Давай сюда, романтик!
       Она резко повернулась и пошла прочь.
       ...У цветов тоже своя судьба. У этих счастливая.
       Соболев некоторое время стоял неподвижно, а потом догнал Евлашову, схватил за плечо и, резко развернув к себе, стал на колени:
       – Маша, давай, прощай!!! Сейчас прямо! Ну, давай!
       – Встань, придурок! Я тебя уже простила!
       Соболев встал.
       – По-настоящему, давай прощай!!! – закричал он так, что с близстоящего дерева с карканьем взлетела ворона.  
      – Тогда снимай очки!
      Соболев поспешно снял погнутую оправу с треугольным осколком линзы – всё, что осталось от очков. Евлашова переложила розы в левую руку, а правой ладонью со всех сил ударила его по лицу.
      Прижимая к носу машин платок, Соболев близоруко щурился вслед удалявшейся худенькой фигурке.
      "Ох, и рука у Машки..." – счастливо улыбался он.


                                                            - * -

    ...Вот и знакомая дверь в квартиру на окраине города, где Соболев прожил больше двух лет в законном браке с гражданкой Корецкой. Вонючий тёмный подъезд, обшарпанный дермантин на двери, как всё знакомо. "Открылась дверь и я в момент растаял, в прекрасной паре глаз бездонной глубины" – закрутилась в голове Соболева песенка Розенбаума. Он нажал на кнопку звонка. Через некоторое время послышался знакомый голос:
         – Кто там?
         – Соболев.
        Корецкая открыла дверь. Перед ней стоял Соболев. Ещё более худой, чем раньше, с разбитым носом и с треугольным осколком линзы в покорёженных очках.  
         – Миша? – глаза Корецкой округлились от удивления.
        "И в это миг она меня узнала и прошептала тихо: "Нет, не может быть" – продолжала крутиться в голове Соболева озорная песенка. 
       – Не может быть! Где ты пропадал? Проходи. Я вся извелась. Проходи. Ты что?
       Соболев прошёл в знакомую кухню и сел за стол. Корецкая достала из шкафчика початую бутылку коньяка и два бокала.
    – Ты ушёл, ничего не объяснил, – суетилась Корецкая, наполняя бокалы. – Где ты пропадал? Кто тебе очки разбил? Ты что, в таких шёл по улице? Как ты в них вообще что-то видишь через этот осколок? Разве так можно? Я всё-таки твоя жена! У тебя кто-то есть? У тебя другая женщина? Я тебя не видела столько дней, а ты...
      – Да последний раз из окна квартиры Трубинера видела. По крайней мере, так написано в протоколе. Могла бы позвать. Покалякали бы за жизнь. Я всё-таки твой муж.
     "Упс", – щёлкнуло в голове Корецкой, – "Кажется, приплыли..."  
     – Ты где был? – спросила Корецкая чтобы хоть что-нибудь сказать.
       – На киче чалился. Марафета нет?
       – На какой киче? Какой марафет? 
       – Кто-то заложил меня, Ириша. Не знаешь кто? Шипунов на кичу меня закрыл. Да ты с ним знакома. Бежал я, Ира. Схорониться мне надо.
      – Ты чего?! – в растерянности спросила Корецкая.
      Она никогда ещё не видела Соболева таким. С того  самого момента, когда три года назад впервые переступила порог лаборатории в "Мезоне". Как будто Соболев скинул какой-то тяжёлый груз. Свободный стал, что ли. Уверенный. И почему-то весёлый. Такого уже на кукенсваген не возьмёшь. Это уже не тот малохольный главный конструктор "Экрана", у которого запотевали очки, когда она под "Бенсон хорст блюз" скидывала перед ним с себя бюстгальтер и трусы. 
      – Трубинера твоего порешить пришлось, – буднично сказал Соболев. – Шабер в бочину и всё, – он развёл руками. – Ну, ничего, другого себе найдёшь. А обрез у тебя пока пусть полежит. И прицел к нему.
     – Зачем мне другой, – механически сказала Корецкая. – У меня муж есть. Между прочим законный. Какой обрез? Ты чего? Ты в своём уме? Прицел... Что за прицел?
     – Оптический. К обрезу. Пусть полежит. За ним придёт один кент. Не вздумай с ним шутить.
     – Кент? – Корецкая округлила глаза. – Он придёт сюда?
   – Да пошутил я, – сказал Соболев. – Просто настроение хорошее. Живой твой Трубинер, не беспокойся. А с тобой, Ириша, завтра разводиться пойдём. С утра, у меня времени нет.
     – Разводиться? Зачем?! – спросила Корецкая.
   – Так надо, Петровна, ты же умная женщина, сама не понимаешь, что ли? Ладно, засиделся я. Завтра в девять часов жду тебя около ЗАГСА. Возьми паспорт и свидетельство о браке. Не придёшь, я сам подам заявление. Только вот с этими фотографиями, – Соболев бросил на стол пачку фотографий из агентства "Сапсан". – И с твоими показаниями следователю об интимных отношениях с Трубинером. Зачем тебе светиться в ЗАГСЕ? Ещё ж придётся невеститься там, в фате фотографироваться, а там уже фотки твоей голой задницы будут. Тебе это надо, Петровна? 
     "Ну, вот и все. Теперь ты можешь плакать. Пришла пора за все платить по векселям" – не унималась песенка.
     – Миша, – в голосе Корецкой послышались слёзы, – Зачем ты так? Зачем так жестоко... Я виновата. Очень виновата перед тобой. Чёрт попутал, Мишка! Но я всегда любила тебя! Одного! Понимаешь?
      Корецкая сняла с крючка полотенце и уткнулась в него лицом. Её плечи вздрагивали от сдерживаемых рыданий.
    – С того дня, когда первый раз увидела тебя тогда, в лаборатории. Я так гордилась тобой. Этот Трубинер... Мерзость... Мразь... Почему я такая несчастная, Господи?! Почему... Прости меня, Миша! Всё у нас ещё будет хорошо, вот увидишь.  Начнём сначала, а? Попробуем? Тебе предложили работу в Германии? Давай всё забудем и начнём сначала? Этот дурной сон оставим здесь, в этой дурной стране. Это всё из-за того, что в этой стране всё по дурному. В Германии будет всё по-другому. Я буду ждать тебя с работы... Я...
      – Ты всегда была умной женщиной, – сказал Соболев. – Именно поэтому я пришёл с тобой договориться. Мы с тобой всего лишь должны решить несложную задачу на оптимизацию. В ней не так много параметров. Я тебе предложил два варианта. С фотографиями твоих с Трубинером процедур и ментовским протоколом или тихо по-людски. Выбирай. Я пошёл.
    Когда за Соболевым закрылась дверь, Корецкая стукнула кулаком по столу так, что один бокал с коньяком перевернулся и залил скатерть. Некоторое время она смотрела застывшим взглядом на расползающееся мокрое пятно, а потом схватила обеими руками за скатерть и рванула на себя. Посуда со звоном попадала на пол. Початая бутылка коньяка покатилась по полу, распространяя по кухне запах благородного напитка.
   – С-сволочь! – прохрипела она. – Козёл вонючий! Падла подслеповатая! Чтоб ты сдох! Ненавижу!!!

 

    И ещё чуть-чуть, это, по сути, почти финал. Может просто, чтобы послушать гениальную музыку. Включаем колонки погромче!

      Постепенно тропинка окончательно пропала. Со всех сторон их окружал величественный в своей осенней строгости лес. Через некоторое время Соболеву и Евлашовой уже пришлось продираться сквозь сплошные заросли.
   – Соболев, ты в своём репертуаре, ты не можешь как все нормальные люди, я уже поцарапала...
     Вдруг она осеклась на полуслове.
    Картина, представшая перед ней, могла привидеться только какому-нибудь художнику-передвижнику, нанюхавшемуся растворителя для красок.
     В центре большой поляны располагался настоящий струнный оркестр. В никелированных пюпитрах с нотами отражалось прозрачное осеннее солнце. Музыканты в строгих фраках вскинули смычки и тишина осеннего леса взорвалась звуками.


     Раз-два-три, раз-два-три... Мощная и в это же время нежная мелодия заполнила поляну и весь лес. Раз-два-три, раз-два-три... От неожиданности Евлашова оцепенела.
     Бесконечно грустная и одновременно жизнеутверждающая музыка – это был вальс из "Маскарада"!!! Тот самый, из прошлого... Из её потерянного навсегда прошлого!
      Или нет? Не потерянного?!
     Евлашова схватила Соболева за отворот куртки и с силой рванула на себя:
     – Ты...ты!!! Это ты?! Говори! Это ты?!
    В этот момент мелодия вальса, достигнув своего апогея в оркестровом tutti, под гром литавр была подхвачена мощным звуком виолончельного унисона.
  – Это ты!? Да!? Говори! Негодяй! Зачем?! – Евлашова вцепилась обеими руками в куртку Соболева и стала его изо всех сил трясти. – Говори!!!
   Соболев поспешно снял с носа только что купленные новые очки.
   Внезапно в груди Евлашовой с надсадным воем лопнул железный обруч. Она хрипло выкрикнула что-то нечленораздельное и бросилась Соболеву на шею.
     – Где ты был? Где ты был?! Где ты был!!!
   Соболев прижал Евлашову к себе и впился губами в её хрипящий рот.

   Сидевший в припаркованном на другой стороне поляны автобусе Эдик Розенблат самодовольно усмехнулся. Такого масштабного проекта у агентства "Гвенделин" ещё не было.

 

 

25.04.2016 12:58 Андрей Лапин

   Я вообще нахожу Ваши исследования по женской тематике весьма интересными. Во время чтения иногда даже возникает такое чувство, что вот еще чуть-чуть и Вы докопаетсь до сути.

 

 

 

 

 

    Я вообще нахожу Ваши исследования по женской тематике весьма интересными. Во время чтения иногда даже возникает такое чувство, что вот еще чуть-чуть и Вы докопаетсь до сути.

  "Стремление познать суть вещей дано человеку как бич наказующий" (с) - кажется, что-то из Ветхого Завета, а, может, ошибаюсь, что оттуда.
  "Но это трудное занятие дал Бог сынам человеческим, чтобы он упражнялись в нём" - это Экклесиаст точно. 
   А про дщерей человеческих в дневнике датской принцессы Дагмар (потом российской императрицы и жены Александра III) было такое:
    «Нехорошо, по многим причинам, чтобы женщина приобретала слишком обширные познания. Воспитывать в добрых нравах детей, вести хозяйство, иметь наблюдение за прислугой, блюсти в расходах бережливость — вот в чём должно состоять её учение и философия».
 
   А суть... Вот мне kugelschreiber такое письмо написал:

 Вы серьезно думаете, что интернет придуман для людей, которые умеют включать мозг? Если вы сами хотя бы иногда включаете мозг, то задумайтесь, можно ли создать портал для нормальных людей на одних только умняках?
     95% населения нашей планеты - идиоты. И если вам нужна посещалка на сайте, ты вы будете адаптировать контент на нем исключительно под идиотов.

     И нефик возмущаться, идиотизм как энтропия, убывать не может. Поэтому уровень идиотизма и здесь, и на других подобных сайтах всегда будет только расти.

      Может он и в чём-то прав? По крайней мере анализ по метрике Яндекса запросов, по которым посетители приходят на этот сайт, это подтверждает. Несколько месяцев лидер - "Что с лицом Елены Бонд"? Увы...
    Хотя я кугельшрайберу ответил прямо:  


   

 

 

 

 

26.04.2016 12:41 Андрей Лапин
 

 




 
Целых 5%! Вот это да. А я-то думал, что не больше 0,01%. Это вселяет надежду.

 

 

 28.04.16  14:30     Serg_

 

 

    Вот, кто из визитёров попадёт сейчас на это место подумает - эти ребята, небось себя относят к 5% или даже к 0,01%. 
    А давайте задумаемся - насколько это хорошо - быть умным?
  
 Кому интересно - давайте сюда

 

При воспроизведении текста этой страницы ссылка на
http://www.webslivki.com  и автора обязательна!
Невыполнение этого условия является
нарушением действующего законодательства

 

      

        

 
 
Проклятие "Плейбоя"
Сергей Банцер "Оркестр Дальней Гавани"
МиГ-25