На главную
К навигатору
Самая свежая
Библиотека

 

 

 

 


     

Собаки или женщины?

 

   В очередной раз для расслабления души был я в деревне, на родине.    Только что вернулся, и прихожу в себя.
В этот раз я жил не у брата, как обычно, а у друга детства – в соседней деревне, недалеко.  К брату, в отчий дом я лишь зашел пару раз проведать – деградация продолжается, жить там уже невозможно.  В своем же строении  в октябре уже холодно, да и задумывалось оно для проживания только в летнее время. Поэтому, заранее созвонившись, благо связь с соседней деревней есть,  в отличие от нашей, я и приехал на расслабление к другу детства, чему тот был рад, и встречал с гостеприимством.

Друг Николай всю жизнь отработал на железной дороге, где занимал высокие должности начальников крупных региональных железнодорожных станций, был депутатом местных органов власти, ветеран труда. Он был дважды женат, и имеет трех взрослых сыновей.  Всю жизнь, как и я, Коля изо всех сил заботился о своей семье, о сестрах, брате, племянниках.
Прошлой весной, живым достигнув пенсионного возраста,  Коля купил один из брошенных домов в соседней деревне, за лето обновил, я в этот раз привез священника – отца Владимира, который и освятил обновленный дом для постоянной жизни.
Коля за полгода завел там пасеку как средство к существованию в деревне, держит двух собак, будучи прирожденным охотником, ловит рыбу, уже завел огород и готовит его к весенним посадкам.  Как собаки, так и пасека, а также Колин автомобиль, колодец и все, что попало под руки под удивленные взгляды соседских баб – было успешно освящено отцом Владимиром после дружеского выпивания привезенных мной хороших напитков небелого цвета, под редкую рыбу линь, пойманную и приготовленную другом специально к моему приезду.

Коля ушел из семьи, как и я, накануне достижения пенсионного возраста, все оставив.  Из его трех сыновей и двух жен никто не проявил интереса к новой жизни своего отца, мужа и благодетеля, в чем я также увидел совпадение с моей историей, которых было еще много.  Мы и крестились с ним одновременно недавно, с разницей меньше года.  А родились мы тоже в один месяц в одном сельском родильном доме, что был раньше в Таланкино – недалеко от родной деревни.

Местные бабы приезжали к Коле в обновленный деревенский дом во множестве – «Ну-ка, посмотрю, как ты здесь живешь» - говорит одна местная, и ложится на кровать.  Коля ей: «Давай, давай, пошли…» - на машину и домой.
Ещё одна пришла чуть свет, стучит: «Пока мужик спит, я цветов нарвала, и тебе занести решила» - а в окне соседнего дома уже другая торчит – наблюдает. Коля: «Давай, иди домой, иди с Богом».  А соседка там хороша – троих мужиков уже по гробам разложила. Первый – по молодости запил от обиды, как бывает часто, да и помер. Другой – Митька-боцман, не выдержал стервозного давления, что также типично – сердце встало в 48 лет, особо не пивши. Хотя он и пытался изменить ситуацию – эта Любка скакала от него в окно дома, и бежала что есть сил в другую деревню, спасаясь от разгневанного мужа. Не помогло! А третьего – Юринов такой был, она сама лопатой по спине так саданула по  пустяковому поводу, будучи вместе в гостя у родственников, что у того все позвонки сразу вкривь пошли, да и помер вскоре, получив инвалидность, но не попользовавшись.
Отец Владимир нам вторит: «Я за порог, жена сразу – пойду работать, муж и семья побоку…». А там  - матушка Ирина, культурная женщина, я её хорошо знаю, и тоже удивительно - как все…
В результате мы с другом составили формулу, которая обобщила наш суммарный и долгий опыт общения с подобными особями – «Если на горизонте появляется наштукатуренная, длинная и тонкая, которая вырядилась и выдвигает на передние позиции свой внешний вид, то бежать надо сразу, куда глаза глядят, иначе будет хуже, чем есть, т.к. лучше быть не может».  Все совпало – я давно чувствовал эту тенденцию, и вот – новые экспериментальные факты полностью подтвердили мои личные обобщения. Если мы еще и живы, то только потому, что сбежали от наших избранниц ранних лет, выбранных именно по перечисленным критериям.

Я спрашиваю друга: «Коля, а зачем тебе собаки?».  Он мне – «Спросил бы еще – зачем мне все здесь? С собаками мне здесь даже баба не нужна такая, какие они есть». Я ему в ответ: «А мне собаки не нужны. У меня уже была одна, давно умерла – больше не хочу. А женщина нужна, пока» - и задумался…
Я ему компьютер подарил, и в этот заезд собрал и наладил. Говорю: «Другой раз, буду жив если Бог даст, приеду – интернет тебе подключу. Будешь баб заказывать по сети, а их там великое множество – сотни тысяч, всех цветов и размеров». Он в ответ, на удивление мне: «Да, надо бы какую, чтобы домашнее хозяйство вела, а то одному трудно все совмещать. Теперь я понимаю, как трудно раньше бабам в деревне было». Я говорю: «Ага, мужики – то своих тогдашних баб повывезли в города из деревни, а те их и угробили там по-быстрому.  Гляди! Сразу не вызывай, понаблюдай сначала издалека – чего ей надо…».  Этот эксперимент еще впереди, и тут я другу помогать буду, ибо сам может не справиться, т.к. конкуренция может оказаться очень высокой.
Друг сказал мне напоследок: «Если там, в городе, совсем прижмут – приезжай сюда, вдвоем проживем». Я подумал, примерил к себе роль постоянного деревенского жителя, и понял, что это возможно в принципе, но при условии полного завершения городских программ, требующего еще времени, а также при отрешении от всех городских людей, что пока также невозможно.
Вернувшись домой, я походил, посмотрел под новым углом зрения на свою женщину, прикоснулся, и говорю: «Не, Колян, неправ ты пока, к счастью – бывают еще женщины, которые лучше собак!  Их очень мало, надо долго искать, не давать им воли, держать в строгости, любить сильно и не отпускать от себя надолго, и тогда еще поживем». А собаки никуда не денутся…

Залавочье, СПб
Октябрь 2012

 

         

  ;

 

  ;