Начало     Навигация    Блог    Книги Сергея Банцера    Поиск по сайту   

 

 

 

 

 

  ;

    


   ¦ Кавказская пленница
   ¦ Война и мир (2007)
   ¦ Остров

   ¦ Жестокий романс
   ¦ Место встречи
      изменить нельзя

 

 



 


   ¦ "Мурка" - классика
   ¦ Никогда не сдавайся
   ¦ Мари Самуэльсен
   ¦ Наоко Тераи
   ¦ Чарльстон
   ¦ Оркестр Дальней
      Гавани





   ¦ Эрнесто Кортазар
   ¦ Светлана Тернова
   ¦ Оркестр "Папоротник"
   ¦ IL Volo (оперное трио)
   ¦ Лименсита (антология)
   ¦ Canzone da due soldi
     (антология)

   



  ¦  Константин Разумов
  ¦ Шу Мизогучи
  ¦ Ютака Кагайя
  ¦ Вильем Хентритс
  ¦ Валерий Барыкин
  ¦ Елена Бонд
  ¦ Люсьен Делару
  ¦ Александр Стародубов


Весь список

 

 


  ¦ Виктор Игумнов
  ¦ Дмитрий Бакулин
  ¦ Вадим Балакин
  ¦ Игорь Денисов

 

 

 

 

 

         


     Работавший на протяжении столетий процесс производства и потребления литературного продукта сейчас на наших глазах останавливается. Чтобы понять причину этого, давайте поразмышляем.




 

Сергей Банцер

Размышления о литературе



  

Из каких частей состоит этот процесс? Крупных частей три.

Первая - творчество авторов. Вторая - это издательства, выполняющие роль модерации и поставки на читательский рынок литературной продукции. Третья, собственно, читатели. Одновременно с потоком, направленным от авторов через издательства к читателям, всегда существовал противоположный поток, денежный - от читателей через издательства к авторам. За счёт этого потока и жили издательства, да и сами авторы, которые в большинстве своём были профессионалами, то есть, зарабатывали на жизнь литературным трудом. Эти два встречных потока были сбалансированы и обеспечивали столетиями существование литературы как таковой.

 Что же в этих двух встречных процессах, которые в качестве носителя информации использовали бумагу, изменили цифровые технологии и интернет?

Беллетристика (будем рассматривать только эту составляющую) это не что иное, как поставщик виртуальной реальности. Которая, в отличие от обычной реальности, более интересна, и поэтому за погружение в неё читатель согласен платить свои деньги. И вот именно здесь компьютерные технологии вбили первый гвоздь в гроб литературы. Почему это случилось?

 Дело в том, что книги генерируют виртуальную реальность не напрямую, а сложно. Читатель воспринимает всего лишь некий набор символов алфавита, расположенных определённым образом. А далее, чтобы этот набор породил виртуальную реальность, уже требуется работа, напряжение разума и души читателя. Только тогда символы превращаются в его сознании в мир книги.

 Компьютерные технологии сильно упростили этот процесс. Для создания в сознании потребителя виртуального мира требуется гораздо меньше усилий с его стороны в случае, когда генераторами этого мира являются не символы алфавита, как в книгах, а изображения. Картинки, фотографии, анимация, кинофильмы. Эффект усиливается сопровождающим звуковым рядом, а, когда потребитель смог сам с помощью клавиатуры и мыши ощутить себя персонажем этой виртуальной реальности, вот тогда и был вбит первый гвоздь в гроб литературы.

Средний человек-потребитель каких-либо благ всегда выбирает более простой путь для достижения цели. И в этом его нельзя винить - именно так устроена природа.

 Бумажные издательства, переживающие не лучшие времена, понимают это и поэтому всячески стремятся облегчить читателю задачу генерирования виртуального мира книги своим сознанием и душой. Поэтому они ориентируют авторов на то, чтобы первые же строки текста "цепляли" читателя и "втаскивали" его внутрь. Примерно так, как делала это турецкая проститутка в фильме "Бриллиантовая рука".

И сверхвостребованные писатели охотно это делают. Например, в романе "Стилист" Марининой в первой же главе фигурируют девять трупов семитской внешности. "По заключению судебных медиков, состояние ануса свидетельствовало о том, что эти юноши вели активную гомосексуальную половую жизнь" - это цитата оттуда.

 Второй гвоздь был вколочен, когда появилась возможность общедоступного и неограниченного копирования книг, содержащихся в компьютерных файлах. Эта возможность сразу практически выключила встречный поток денег, который шёл от читателя через издательства к авторам. К чему это привело, понять несложно, поэтому об этом и не стоит говорить.

 А вот об одной составляющей этого процесса, которая не так очевидна, можно сказать. Но, сначала отвлечёмся.

Если осенью в парке собрать листья какого-нибудь дерева и дома построить график, где по горизонтальной оси будет отложен размер листа, а по вертикальной количество этих листьев, то у вас получится колоколообразная кривая, которая называется функцией Гаусса. Вершине колокола будет соответствовать средний размер листа, их же будет и больше всего. На хвостах этой кривой находятся маленькие и большие листья.

Несмотря на то, что кривая Гаусса описывается  сложной математической формулой, эта зависимость характерна для очень многих процессов. Так, если по горизонтальной оси отложить интеллект человека, а по вертикальной количество людей с данным интеллектом, то получится тот же "колокол" Гаусса. Для степени "интеллектуальности" книги и их выпущенного количества будет та же самая кривая.

Так вот, почему-то, не будем сейчас говорить почему, раньше "колокол" книг и "колокол" читателя были всегда немного сдвинуты. Книжный "колокол" находился всегда чуть правее читательского. То есть, литература всегда "подтягивала" читателя вправо по горизонтальной оси этой функции. В этом состоял один из смыслов литературы.   

Когда "бумажные" издательства поняли, что их существованию приходит конец (из-за прекращения встречного денежного потока от читателей), то, чтобы выжить, они пустились во все тяжкие. Поэтому издатели так ценят своих ридеров, которые соответствуют максимуму функции Гаусса. Если книга понравилась такому ридеру - её можно печатать. Если нет - качество книги не имеет значения. Как ни странно, но это третий гвоздь в гроб литературы. Потому что при таком подходе останавливается всякое движение, и река превращается в болото.

Четвёртым гвоздём является лёгкость, с которой любой человек может выставить своё творение для прочтения. Минуя всяческую модерацию, правда, без гонорара. Но его всё равно нет. При этом тексты талантливых авторов, которые продолжают писать в силу внутренней потребности и без гонораров, оказываются погребёнными под тонами графоманского компоста.

Сейчас я посмотрел - в "Самиздате" на сегодня 1,2 млн. текстов и 97,6 тыс. авторов. Повторяю - один миллион двести тысяч текстов! Вот этот миллион и является вполне надёжным четвёртым гвоздём в гроб литературы.

 Впрочем, четырёх гвоздей достаточно, поэтому спросим: "А есть ли надежда?" Естественно есть. На то она и надежда, что плевать хотела на все эти гвозди. Как-то я захотел посмотреть, насколько перевод Шекли отличается от оригинала. И нашёл бесплатную ссылку с его рассказом на английском с большим трудом. А на русском - сколько хочешь.

Если предположить, что там, на Западе идут немного впереди нас в этом деле, то вот он - свет в конце тоннеля. Платные ресурсы, где можно скачать текст. Даже при отсутствии антипиратского законодательства это уже хорошо.

 У украинского народа очень меткие поговорки. Одна из них: "дэшэва рыбка - вонюча юшка".

Со временем с платных магазинов электронных книг постепенно побежит сначала пусть маленький поток денег навстречу электронным издательствам и авторам. Да, читателю придётся заплатить, совсем немного по сравнению с бумажной книгой. Но зато он получит текст, прошедший модерацию. И, в конце концов, мы должны оберегать свой мозг от некачественной информации, так как мы оберегаем желудок от некачественной пищи. Хотя, понятно, что организму поможет клизма или рвота, а мозгу в случае отравления помочь трудно. Ещё труднее - помочь душе. 

Постепенно читатель поймёт, в чём различие между платными и бесплатными удовольствиями, проникнется смыслом украинской поговорки "дэшэва рыбка - вонюча юшка" и удостоверится, что "шара не летает". И ещё поймёт, что давшееся даром, как правило, не ценится. Если хотите, то это пятый, контрольный гвоздь в гроб литературы.

Многое, что ещё должны мы понять на крутом вираже литературы. И, если этот вираж станет смертельным, то литература отомрёт, как некий атавизм, вроде пляжных фотографов или программистов, умеющих программировать на Фортране или ассемблере.

Но для начала хорошо бы понять хоть то, что графоман, уверенный в том, что писать можно научиться, было бы желание, произведёт только такой текст, который оставит пустоты в душе читателя. А радость будет всего лишь от того, что читатель заполучил этот текст даром. Есть люди, которые любят такое - получать что-то даром. И почему-то всё устроено так, что эти люди находятся на вершине колокола Гаусса.

 Но они, как правило, не любят читать.

 

В продолжение темы:

Матриархат в литературе или Почему мужчина разлюбил читать


Сергей Капица
              Россию превращают в страну дураков. Люди перестали читать.

 

А дальше я сделаю репост автора, пишущего на форуме Эксмо как Diagen. Вот и думайте...

    Нет-нет, это не зависимость сродни наркоманской.

    Все гораздо проще и страшнее. Мы, когда проходим этап первичной графомании, очень сильно перестраиваем себя. Причем не просто одну лишь там нервную систему, а всего себя - всю ту структуру, которую китайцы называют одним словом тело-личность.

    Мы активизируем те гены, которые природа или Бог вообще, вероятно, не предназначали для активизации. Это было заложено про запас - на то далекое будущее, когда человек станет настолько продвинутым, что сможет разбудить свое демиургическое божественное начало.

    Наверно, подразумевалось, что тот будущий человек станет достаточно разумным, чтобы справиться с этими возможностями.

    Но что-то пошло не так. Эти гены смогли разбудить уже мы.

    Излишне говорить о нашем уровне разумности. Еще меньше - о готовности социума принять и воспринять наши возможности. Просто они ведь, по всей видимости, предназначены для чего-то гораздо большего, чем издавать книжки тиражом в 2-3 тысячи экземпляров.

    Ясно, что в будущем мы завоюем Землю и еще множество миров, а сейчас вынуждены влачить это вот жалкое существование.

    Уровень социума пока слишком низок для нас, демиургов. Поэтому, объективно говоря, в рамках нынешней системы координат мы являемся монстрами - в меру экзотическими, в меру забавными, почти безвредными.

    То есть нашу планету на данном историческом отрезке населяют два вида человеков - разумный и пишущий. Первый ведет понятную рациональную жизнь, а второй - страдает по своим берлогам по своей непонятой и невостребованной божественности, которая окружающими почтенными бюргерами воспринимается как диковатая и в основном отталкивающая монстроидальность.

    Я хочу сказать, что писательство - это не наркотическая зависимость, а глубокая и необратимая перепрошивка всего организма, психики и личности.

    У героинового наркомана в несколько раз увеличен крестцовый нервный центр. Если сломать позвоночник, то человек соскакивает с иглы. Но у писателя ломать нечего. Он весь - гипертрофированный монстр.

    Ну как он может вернуться к нормальной бюргерской жизни? Никак.

    Но есть и хорошая новость. Писательство в таких, как мы, мутантах, поддерживает повышенный уровень жизненности. Если, конечно, это писательство не на износ ради зарабатывания денег - но это сейчас уже мало кому грозит.

    И в этой повышенной витальности легко убедиться.

    Возьмите учебник спортивной медицины и выберите оттуда несколько тестов на проверку физического состояния и состояния нервной системы. Ну там типа сделать двадцать приседаний и замерить пульс до и после и зафиксировать время восстановления. Или замер максимальных пауз дыхания после вдоха или после выдоха. Ну в общем их там довольно много разной степени сложности.

    Так вот, если замерить эти показатели во время письма - я имею в виду, в период целенаправленной и достаточно интенсивной работы над романом - и в период вынужденного безделья (когда-то ж надо и тупо зарабатывать на жизнь), то разница будет весьма ощутимая.

    То есть когда монстр пишет - он довольное, сильное и жизнеспособное существо. А когда социум лишает его этой возможности, то монстр болеет, хиреет и угасает. Если он сильно постарается, то обретет некое поверхностное сходство с нормальным разумным бюргером - но при этом бюргером даже выглядеть будет очень неполноценным. А если он лишится подпитки своей жизненности посредством той уникальной вербальной структурно-образной медитации, которую профаны называют письмом, то его подсаженные на космическую энергию гены найдут, как отомстить.

    И это плохая новость. Социум становится все более враждебен. Возможно, природа на данной стадии эволюции старается избавиться от нас, мутантов. Нас будут удавливать поодиночке. Значит, надо объединяться в корпорацию монстров. Так у нас останется пара шансов на победу.

    Сдается мне, грядет великая битва. За нами - все светлые силы явленной Вселенной. А против нас - все прогрессивное человечество.

 

 

 

30.11.2015 13:20 Dangerina

27.11.2015 19:19 Serg_
        Что же будет с литературой?

      Ну свое отношение к словам Диагена я уже выражала ранее - для писателя очень важна здоровая самокритика (которая напрочь отсутствует в процитированной тобой "оде демиургу"), иначе творчество обратится в графоманию, а мы этого даже не заметим, занятые расхваливанием самих себя и своего места в искусстве:))
     Теперь что касается самого текста. Если бы сюда зашел Дмитрий Вишневский, он бы попытался с тобой поспорить. Проблема тут глубже, мне кажется. Раньше такое удовольствие, как писать и читать книги, было доступно единицам высоко образованных людей. Оттого и выходило так, что литература подтягивала за собой умы, а не наоборот. Нынче любая кухарка может если и не управлять государством, то уж точно написать романчик, чем она и занимается. Отсюда берутся эти полтора миллиона, которые никогда и никуда не денутся. Вот ты предлагаешь монетизировать библиотеки. А я вот о чем подумала... на себя прикинула эту "одеждку". А как выбираю книги я?

   Лично я читаю только проверенное - т.е. это либо классика, либо что-то современное, уже зарекомендовавшее себя и выстрелившее с множеством рецензий (т.е. материалом для размышлений о том, читать эту книгу или нет). Платить даже 50 р. для прочтения книги неизвестного автора, прошедшего модерацию редактором литературного портала, я точно не стану. 100%. А кто станет?
       Мне вообще другая мысль в голову приходила - попробовать зарулить через зарубежный рынок. Перевести свои книги на инглиш и тиснуть их за бугор. Насколько это будет эффективно - вопрос. Но лично я уже не верю в великую литературу будущего. Она умерла, как умерла классическая музыка. Да, есть мелкие тусовки, лазящие по консерваториям, но общая масса слушает тыц-тыц. И в литературе то же самое. И в кино. В кино вообще эпоха сериалов настала... Я не вижу для себя выхода из этого замкнутого круга...

 

  30.11.2015 13:53 Serg_

   А в классической музыке тоже ж выживают, как могут. Сейчас в топе мировых пианистов юные красотки. Правда, как по мне, играют получше маститых дядек и тёток. Можно на этом сайте посмотреть - Юджа Ванг или Анна Фёдорова.
    

30.11.2015 14:03 Serg_


    Кстати, можете посмотреть фотки, Юджа Ванг, на сегодня самая виртуозная пианистка в мире

Юджа Ванг

 

 
 

    Ой, какое чудесное эссе! Я только немного подправил некоторые написания слов и подсократил.

 

Alexsander Dovgyi

   Писательство это сочинительство. Сочинительством занимаются недоумки, у которых нет ясного видения реальной механики жизни. Недоумки не дают ответов в своих произведениях они выражают недоумение по поводу жизненных непоняток, так как их духовный вымысел ну никак не стыкуется с реальной, материальной правдой жизни. То есть непонятных им жизненных ситуаций.
   Называть недоумками людей выражающих в своей писанине своё же недоумение считается дурным тоном. Как же тогда называть человека, который выражает недоумение и при этом поучает других человеков и их детей жизненным «мудростям». Куда придут люди…, народ, взявший себе в учителя недоумевающих недоумков?
   Недоумки заполняют своей заумной недоумковатостью страницы книг, а книгами полки библиотек. Эта философская недоумковатость их кормит.
   Если они скажут короткую правду, то философствовать, бросаясь пустыми словами, будет не о чем и все недоумковатые мудрствования, окажутся невостребованными, так как правда сделает недоумков не элитой общества, а ненужным и позорными хламом, дерьмом как говорил Ленин. А весь раздел специфического языка используемого для сочинительства брехни, языка философии и художественной литературы, окажется бесполезным балластом, засоряющим деловой и материальный язык.
   В результате правда станет такой же очевидной как все недоумки и брехуны, пытающиеся её оболгать, а все сочинённые ими труды никому ненужной, наивной трепотнёй. Недоумевающие недоумки не опасны идеологам обмана и властям, поэтому недоумковатость их произведений восхваляется и вознаграждается.
  Нужно не жевать жвачку недоумковатости, а вернуться к конкретике и садиться играть в идеологические шахматы. Иначе народу, а с ним и всем национальным недоумкам, КАЮК.
 

 


 

 10.12.2015 21:44 Serg_

     Это слова не мои, а репост из открытого источника, но пока пусть будет анонимно. Автор знает этот ресурс, захочет - зайдёт и подпишется. А слова очень интересные.

    "Я вот думал - что такое "писать", каприз ли это, мечта или способ чтобы достичь каких-то благ? Очень много думал, читал и снова думал. И постепенно прихожу к тому, что это ни что иное как долг. И если человек его неукоснительно исполняет - он будет счастлив несмотря ни на что. А если забьет на него - все богатства мира и любовь красивейших женщин не сделают его счастливым.
     Более того, думаю, что все невзгоды небо обрушивает на нас только когда мы отдаляемся от выполнения этого долга - просто чтобы вернуть нас на путь истинный".
 




 







      

 

 

 

 

 

 


Звёздные пары 

Если есть эволюция - то куда? 

Что такое Линди Хоп? 



Сайт содержит материалы, охраняемые авторским правом. Использование материалов сайта интернете разрешено только с указанием гиперссылки на сайт и автора публикации.
Copyright © С.Банцер
 Design С.Банцер Copyright © Сергей Банцер