Начало     Навигация    Блог     Книги Сергея Банцера    Поиск по сайту   




Поиск по сайту
 

 


  ;

 

 

 

 


 

 
 

 

 


 

 

 

 

 

   Художественные
   Нон-фикшн
   Статьи, очерки,
      эссе
          

 



    ♦ Кавказская пленница
    ♦ Война и мир (2007)
    ♦ Остров
    ♦ Жестокий романс
    ♦ Место встречи
       изменить нельзя


 

 

   ♦ "Мурка" - классика
   ♦ Никогда не сдавайся
   ♦ Мари Самуэльсен
   ♦ Наоко Тераи
   ♦ Чарльстон
   ♦ Оркестр Дальней Гавани

 



    ♦ Эрнесто Кортазар
    ♦ Светлана Тернова
    ♦ Оркестр"Папоротник"
    ♦ IL Volo (оперное трио)
    ♦ Лименсита (антология)
    ♦ Canzone da due soldi
       (антология)



   


 

   ♦ Константин Разумов
   ♦ Шу Мизогучи
   ♦ Ютака Кагайя
   ♦ Вильем Хентритс
   ♦ Валерий Барыкин
   ♦ Елена Бонд
   ♦ Люсьен Делару

  

     

 


Юджа Ванг
 

Классические
музыканты-красотки  

  ♦ Валентина Игошина
  ♦ Юджа Ванг
  ♦ Мари Самуэлсен
  ♦ Анна Фёдорова
  ♦ Наоко Тераи
  ♦ Сара Чанг
  ♦ Ванесса Мэй

 

 
  ;



   ♦ Православные фото 
   ♦ Религиозные учёные
   ♦ Иконы Богородицы
   ♦ Последний шаг разума

 

   

 

 


 

 


Казнь в Нюрнберге

 

 

Ренато Каросоне

 

 


 


Мужчина и женщина
Мужчина и женщина


 


 

 


 


 


Сара Чанг
Сара Чанг  


 


 

 

 


 


Авария в Шкотово
Катастрофа на АПЛ
в Шкотово

 

 

 


 



Елена Миро


 


 

 

 


Рудольф Дизель
Однажды в Одессе


 

 

 


 


 

 


Интересные фото

 



  

 

 



Безопорное движение


 


 


 

 


 


День Победы
День Победы!


 


 

 


 


 


айседора дункан
Женщины Есенина


 

 


 


 


 


Екатерина Максимова
Пленницы Терпсихоры


 

 

 

 


    
Скрипт счётчика
посещений

     

Здесь музыкальные иллюстрации к роману Сергея Банцера "Жалким быть просто"

 


Музыка, которая звучит в романе
"Жалким быть просто"

Глория Гейнор «I will survive»

 

Как вы думаете, если за вечер ставить пять раз подряд одну и ту же песню? Подряд, понимаете? Вот кончается, и она ставит снова.
     – Какую песню? – спросил Дятлов. – Вы помните какую?
    – Ну, вот эту, известную, старую, – Топольский наморщил лоб, – её ещё негритянка поёт. С Долиной вместе.
     – Негритянка? С Долиной? Глория Гейнор? «I will survive»?
    – Ну, да, ага, – закивал Топольский, – задолбала всех. И лицо такое сделалось... У!.. Не подходи!

 

 

 

"Бригантина поднимает паруса"

– Мама, эти кроны... Представляешь, по ним гуляли волны, совсем как тогда, в Одессе! Когда мы были с папой на море, помнишь?
     – Помню, помню. Ну-ка вставай! В садик опоздаем! И мне нужно бежать.
     – Мама... А почему ты плачешь?
     – Что ты мелешь? Прямо, плачу... Ещё чего. Соринка в глаз попала... Ерунда какая.
     Женщина схватила девочку за руки и стащила с кровати.
– Ну-ка, Ирка, подпевай!

     Пьём за яростных, за непохожих,
     За презревших грошевой уют,


     Девочка, отчаянно фальшивя, подхватила тонким голоском:

     Вьётся по ветру Весёлый Роджер,
     Люди Флинта песенку поют!


     Как хорошо! Как тут хорошо! Вот бы остаться здесь навсегда, просыпаться утром и смотреть на эти солнечные зайчики на стенах, делать с мамой зарядку под песенку о людях Флинта, но...
     Нужно идти.
   Дальше в эту чёрную беззвёздную степь, где на горизонте мерцают светлячками новые костры...

 

 

 

The Beatles "Кинь бабе лом"

      И остаётся только одна вещь, которую нельзя купить за деньги. Это любовь женщины. «Can't Buy Me Love» – как утверждал в своей песне купавшийся по горлышко в женской любви Пол Маккартни. Хотя слова, как водится, написал Леннон, которому женская любовь заливала уже и ноздри и глаза. «Can't Buy Me Love» – "Нельзя купить любовь". В русской транскрипции - "Кинь бабе лом". Вообще, если глубоко задуматься, то между этими двумя интерпретациями можно обнаружить некую общность.


 

 

"Take Five" Дэйв Брубек

 

Кто сейчас слушает такие магнитолы? Все в наушниках. «Бум-бум, бум-бум, бум-бум-бум...» вот и всё, что надо мозгам. Точно такое «бум-бум» доносится из-за тонированных стёкол автомобилей. Замысловатый ритм «Take Five» Дэйва Брубека всего за каких-то полвека эволюционировал в это вырожденное «бум-бум», которое идёт по проводам, один конец которых подсоединён к мобилке, а второй воткнут прямо в мозг.

 

 

 

"Осень" Океан Эльзы
 

    Дятлов прислушался. Красивая, грустная на пределе и одновременно вроде бы чуждая, совсем чужая его слуху. Какие-нибудь англосаксы, вроде Deep Purple или Рика Вэйкмана, куда ближе.

Осинь, тэпла як вэсна,
Доси лынэ з нашого викна
Нам дае надию...

       Да, осень бывает тёплой, как весна. Вот как сейчас эта осень за окном его кабинета. И надежду может подарить, ещё как может...
    ...Та осень была большая мастерица дарить надежду. Расщедрилась тогда на полную катушку. У Марины в сумочке лежал алмаз, который старый Ботвинник оценил в шестьсот тысяч долларов.


 

 

 

Лара Фабиан ″Je t'aime″

 

Дятлов взял с полки магнитолу. Допотопная «Aiwa». Когда-то это был престижный аксессуар обстановки, а ныне безнадёжно устаревший раритет. Он нажал клавишу, и Лара Фабиан запела ″Je t'aime″.
    Ну, что ж, вкус у покойной был. Но тоже ж... Всё в одну лузу... ″Je t'aime″. Не песня, а какой-то сплошной надрыв. Недаром весь зал с зажжёнными зажигалками и интернет полный слухами, что у Лары умер то ли муж, то ли жених.
    Дятлов выключил магнитолу и, закрыв глаза, откинулся на мягкую спинку дивана.
    В этот момент он вдруг услышал какой-то звук. Прислушавшись, он понял, что это кто-то пытается открыть замок.

 

 

 

На-На "Упала шляпа"

 

     Бригадир оркестра подошёл к микрофону и объявил:
   – Эта песня прозвучит для самой красивой женщины в этом зале – для Ирины!
    Барабанщик-вокалист придвинул стойку с микрофоном поближе, и после того, как оркестр сыграл вступление, запел:

    Упала шляпа, упала на пол...

   Пианист, сидевший за невесть как попавшем сюда роялем, удивительно точно воспроизводил сложный гитарный орнамент этой песни.

 

 

 

Владимир Высоцкий "Городской романс"

     А потом вдруг вы всё поняли... Там, в машине.
     – Понял? – Топольский горько усмехнулся. – Что понял?
    – ″Понял я, что в милиции делала, моя с первого взгляда любовь″ – продекламировал Дятлов. – Хотя вы можете не помнить, это ранний Высоцкий. ″Я икрою ей булки намазывал, деньги словно рекою текли, я такие ей песни заказывал, а в конце заказал «Журавли»″ Песня про зависимость мужчины от женщины, о которой вы так хорошо мне только что рассказали. Про власть женщины.

 

 

 

Михаил Гулько "Окурочек"

     А Юз Алешковский. Знаете такого?
     – Нет, – Топольский покрутил головой. – А что он написал?
     – Песню одну. Про окурочек с красной помадой. Который с ТУ-104 занесло ветром на Колыму. И его потом один зэк на этапе в снегу нашёл.
     – Не слыхал.
     – Знаете, вот это: ″Зацелую до смерти, изомну как цвет, пьяному от радости пересуда нет″... оно, конечно, тоже власть, но такая, – Дятлов покрутил растопыренными пальцами у виска, – интеллигентская, душевная. Хотя интеллигент тоже может бомбу метнуть, это вы правильно сказали, бывало и такое. Но в той песне про окурочек с красной помадой – там настоящая власть! Какая бывает только у укротителя над диким хищником, который сильнее его в десять раз, но танцует по его воле на задних лапах.

 

 

 

     В комнате надолго повисла тишина. Наконец Славик вздохнул и сказал:
— Я пошёл за бутылкой.
— Сиди! — сказала Вика и вдруг, прижавшись к нему всем телом, уткнулась лицом в его плечо. — Я так устала... Если бы ты знал... Как это всё выматывает. Эти деньги... Money, money, money... Must be funny In the rich man's world! Не я это придумала, rich man's world... не я... Ты думаешь, что эти деньги... они ею заработаны, да? Честно, да? Все эти пачки в банковских упаковках в её сейфе, всё это честно, да?

 

 

 

 

 

     — Суицид, наркотики, возбудитель, спиртное, секс — сказала Вика. — И всё это вместе, всё перемешано, всё наползает одно на другое... Думаю, так было у многих. Ну, естественно, у тех, кто мог себе это позволить. Кому позволяли деньги... Они же наши лучшие друзья... Вот и помогли ей, Ирине, эти друзья... купить билет в один конец. Ван вэй тикет... Есть такая красивая песенка у Эрапшн. One way ticket to the blue. Только "blue" это не голубой. Это грустный. Праздник был грустный... Очень грустный. One way ticket to the blue... У неё хватило денег на этот билет. Она уехала бизнес-классом.

 


 

 

 

 

 

В начало сайта      Подписаться     Все комментарии     Навигация
   
       


Путешествие по Крыму 
Если есть эволюция,
   то куда?
Хорошо ли умным?
Женщина Маяковского


Счастливые судьбы
   Джордж Мартин
Гравицапа и Абсолют

♦ Олег Петренко
  Уверение св. Фомы 

Валерий Барыкин
Александр Стародубова
Константин Разумов
Ютака Кагайя
Вильем Хентритс

При воспроизведении содержания страницы 
ссылка на 
https://www.webslivki.com обязательна!

Copyright © Сергей Банцер      bantser@webslivki.com

Bei mir bist du scheyn!
Canzone da due soldi
Лимменсита
Koino Bacancu
Демотиваторы