Начало     Навигация    Блог     Книги Сергея Банцера    Поиск по сайту   

Милен Демонжо

 

 

 



 




Поиск по сайту
 

 


  ;

 

 

 

 


 

 
 

 

 


 

 

 

 

 

   Художественные
   Нон-фикшн
   Статьи, очерки,
      эссе
          

 



    ♦ Кавказская пленница
    ♦ Война и мир (2007)
    ♦ Остров
    ♦ Жестокий романс
    ♦ Место встречи
       изменить нельзя


 

 


   ♦ "Мурка" - классика
   ♦ Никогда не сдавайся
   ♦ Мари Самуэльсен
   ♦ Наоко Тераи
   ♦ Чарльстон
   ♦ Оркестр Дальней Гавани


 



    ♦ Эрнесто Кортазар
    ♦ Светлана Тернова
    ♦ Оркестр"Папоротник"
    ♦ IL Volo (оперное трио)
    ♦ Лименсита (антология)
    ♦ Canzone da due soldi
       (антология)



   


 

   
   ♦ Константин Разумов
   ♦ Шу Мизогучи
   ♦ Ютака Кагайя
   ♦ Вильем Хентритс
   ♦ Валерий Барыкин
   ♦ Елена Бонд
   ♦ Люсьен Делару


     

 


Юджа Ванг
 


Классические
музыканты-красотки  


  ♦ Валентина Игошина
  ♦ Юджа Ванг
  ♦ Мари Самуэлсен
  ♦ Анна Фёдорова
  ♦ Наоко Тераи
  ♦ Сара Чанг
  ♦ Ванесса Мэй


 

 
  ;



   ♦ Православные фото 
   ♦ Религиозные учёные
   ♦ Иконы Богородицы
   ♦ Последний шаг разума

 

   

 

 


 


 



 


 

 

 



Мужчина и женщина

 

 


 


Схождение Благодатного Огня
Схождение
Благодатного Огня


 


 


 

 


 


Алексей Козлов

 

 


 


 



Оптические иллюзии


 

 

 

 


 

 

 


 

 

 


Картины Шу Мизогучи


 


 


 


 



 


 


 


 



 


 


 


 


 


Акико Суванаи


 

 

 

 


 

 

 


 


 


Неположенное счастье


 


 

 

 


 


 


Фотохудожник Игумнов


 


 

 

 


 


 



 

 


 


 


 



 


 

 

 


 


Проклятие плейбоя


 

 

 

 

 


 

 

 

 

 



 


 


 


 


Витаой Кличко


 


 

 

 


 


 


 

 

 


 



Ударим автопробегом!


 


 

 

 

 

 

 

 


 



 

 

 


 


 


художник Стародубов
Картины Стародубова


 


 

 


 


 


  ;


 


 


 

 

 


женщины Маяковского
 Женщина Маяковского


 


 


 

 

 

 


 


Эйнштейн


 

 

 


 

 


 


 



"О, счастливчик!"


 

 

 


 

 

 

 


Есть ли эволюция?
 

 


 


 

 


 



 


 


 



 Браки артистов


 


 


 


 


Роберт Фишер
Роберт Фишер


 

 


 


Мужчина и женщина
Мужчина и женщина


 

 


Сара Чанг
Сара Чанг  

 

 

 


 

 

 

 

 

 



 

 

 

 

 

 

 



Альберт Эйнштейн

 

 

 

 

 

 

 

     

Эта книга "Три мушкетёра". Ниже я приведу размышления на эту тему и иллюстрации из одноименного франко-итальянского фильма 1961 года. Вернее, там будет только Миледи в исполнении Милен Демонжо. Милен Демонжо и Мишель Мерсье - самые красивые актрисы за всю историю мирового кино.



  
• "Этот безумный, безумный, безумный мир"
  • "12 стульев"
  • "Три мушкетёра"
  • "Ирония судьбы"
  • "Белое солнце пустыни"
  • "Ирония судьбы " - 2
  • "12 стульев " - 2

 

 

О чём, всё-таки, фильм "Три мушкетёра"?

 

В своём блоге я как-то написал размышления на тему "О чём на самом деле фильм Гайдая "12 стульев", Там были слова: "Большая и дурно пахнущая помойка, интернет, скажет нам, что "12 стульев" это "весёлая комедия о похождениях жулика Бендера и бывшего предводителя дворянства Воробьянинова".

Мне он представился в другом свете, ну что смешного в судьбе, скажем, этого человека, который просто-напросто искал своё счастье, но так и не нашёл?   


 

Вот, примерно, так искал

 

 

Кстати - содержание того блога:

Я хочу сказать, о чём, на самом деле, гайдаевский фильм "12 стульев". Сначала о том, что у большинства творчески одарённых людей есть явно выраженный период пика их творческой силы. Есть, конечно, исключения, но они редки. Самый яркий пример - это первый роман Джеймса Чейза. "Первый блин" получился сразу качественным. Конечно, это не то слово. Мощным! Речь о романе 32-х летнего Чейза, написанного за 12 выходных - «Нет орхидей для мисс Блэндиш». Для меня - это поразительный факт!

У Леонида Гайдая не так, у него есть подъём и творческий пик, за которым пошёл спад, сначала пологий, а потом совсем крутой. Так вот, "12 стульев" - это и есть пик творческой силы и таланта Леонида Гайдая. Интересно, во сколько это лет? Гайдай 23-го года, а фильм 1971. Итого - 48 лет. Абсолютно нормально для шедевра. Это Есенин мог писать "Зацелую досмерти, изомну как цвет" в двадцать два года - что тут такого?

Большая и дурно пахнущая помойка, интернет, скажет нам, что "12 стульев" это "весёлая комедия о похождениях жулика Бендера и бывшего предводителя дворянства Воробьянинова". В фильме, действительно, есть и веселье и множество эксцентрических затянутых эпизодов, без которых Леонид Иовович, кажется, просто не может.

А мне этот фильм видится под другим углом. Это фильм о стремлении людей к счастью. Которое не очень-то и есть в этом мире. Как говорил Армен Джагарханян "Дурилка картонная". А вот стремятся к счастью почти все.
В фильме стремятся три человека - Бендер, Воробьянинов и отец Фёдор. Два слабых и алчных человека и один сильный. Очень сильный человек - Остап Бендер. Недаром в фильме его играет настоящий грузинский князь - Арчил Гомиашвили. На момент съёмок ему 45 лет, практически одногодок Гайдая. А блистательный Михаил Пуговкин - точно одногодок Гайдая, тоже 23-го года. Третий слабый человек, захотевший в жизни счастья - гениальный Сергей Филиппов, постарше. Ему на съёмках 59 лет. 45, 48 и 59 лет - в этом возрасте эти трое бросаются в решительный бой с жизнью, чтобы попробовать стать счастливыми.

Ну, а что жизнь? Жизнь, как и положено жизни, маячит подвешенной морковкой перед носом у всех троих, чтобы в конце посмеяться над ними.


Искал и вот так не нашёл.    

 

 

А потом мне встретились размышления другого человека, он тоже увидел, только уже не в фильме, а в книге, совсем другое, чем все остальные.

Это Дмитрий Воденников, как там написано - "эссеист". Его эссе с моими сокращениями взят с ресурса www.gazeta.ru. Ну, и мои комментарии в конце. 

Эта книга "Три мушкетёра". Ниже я приведу размышления на эту тему и иллюстрации из одноименного франко-итальянского фильма 1961 года. Вернее, там будет только Миледи в исполнении Милен Демонжо. Милен Демонжо и Мишель Мерсье - самые красивые актрисы за всю историю мирового кино. Поскольку это я плачу за доменное имя www.webslivki.com и хостинг этого ресурса, то так оно и будет, ага.

Кстати "мушкетёры" по-французски "Mousquetaires" - как вам? А "Демонжо" - "Demongeot".

 

 

    А вот и сама Милен Демонжо в образе леди Винтер.

 

 

 


 


 

Ну, а это Мишель Мерсье - Анжелика.   

 

 

 

Сейчас посмотрел в Вики - обе бездетные. Когда-нибудь, может, поразмышляю здесь об этом.

 

 

 

 

 

Полагаю, что многим эстетам больше понравится Маргарита Терехова в этом же образе в отечественной экранизации. Так кто бы спорил. Типа, великая актриса.

Вообще в природе есть много необъяснимых вещей. Например, шаровая молния или физические процессы на Солнце. К числу таких вещей относится и явление создания экранизаций в балаганно-ярмарочном стиле при наличии предшественника-шедевра. Это я о шутовской экранизации Юнгвальд-Хилькевича (Боярский не в счёт - лучший Д"Артаньян всех времён!) То же самое и "12 стульев" в интерпретации Захарова. Вообще эти два примера - отличные методички для студентов ВГИКа - "Пошлая игра в примерах".  

Ну, а шедевр-предшественник это "Три мушкетёра" 1961 года. Д"Артаньян, правда, там чуть подкачал, а, может, это после Боярского...

 

 

 


 

Итак, ещё раз смотрим на потрясающую Милен и читаем размышления эссеиста из Газеты.ru Дмитрия Воденникова.

 


 

Дмитрий Воденников

 

Дело в том, что я всегда любил миледи из «Трех мушкетеров». И презирал этих четверых друзей. Вот такой вот каминг-аут.

Ну сами подумайте!

В главе XXVII пьяный Атос рассказывает, как «один из его товарищей» в 25 лет влюбился в прелестную и умную 16-летнюю девушку, жившую вместе с братом-священником. Он женился на ней.

— Он мог бы поступить иначе, — говорит в третьем лице о себе трагический Атос в приступе пьяной откровенности, — например, взять ее силой: он же был полновластным хозяином этих мест.

То есть, наверное, уже так и делал, заметим мы в раздраженных скобках. Или, по крайней мере, не возмущался самой традицией. Считал это естественным. Ну люди же вещи. Что с ними церемониться?

— Но глупец! — восклицает Атос. — Мой друг был благородным человеком. Он предложил ей руку и сердце!

Мог бы обесчестить — не обесчестил. Какой молодец!

Но недолго музыка играла.

Однажды во время азартной охоты жена товарища упала с лошади и лишилась чувств. Чтобы помочь ей, муж разрезал стеснявшее ее платье, увидел на плече клеймо в виде лилии и обомлел — так клеймились преступницы (воровки).

Стоп. Всего лишь воровки! Не убийцы. Не мучительницы. Не салтычихи из далекой России, которая издевалась над бесправными крестьянами, выжигая дворовым девкам глаза щипцами для завивки. Только воровки! Украла яблоко на рынке — клеймо. Прикарманила драгоценные церковные чаши — клеймо.

Может, ей есть хотелось? Может, она для бедных деньги воровала? Может, ее оклеветали? Он ее расспросил? Выслушал ее сторону? Нет. Взял и повесил потерявшую сознание любимую женщину на дереве, беспомощную, голую (разорвал платье полностью). Повесил живую. Как бы распял. Подходи, насилуй, издевайся, мучай, делай что хочешь.

 

 


 

 

 

Христианин! Набожный дворянин. Человек чести. Поскакал домой, сел у камина, открыл бургундское. Страдал. Тварь!

Бедная девушка каким-то чудом не умерла. Видно, жить хотелось. Распутывает веревки, добирается до безопасного места, непонятно каким образом выживает (ведь у нее нет ни денег, ни одежды — ничего!).

Встала на ноги. Смогла залечить шок, забыть свой ужас, унижение, сумела пробиться в люди. Умудрилась стать даже леди Винтер.

Но и тут доблестные мужчины не оставляют ее в покое.

Д'Артаньян, в которого влюбляется Кэтти, служанка миледи (наш бравый гасконец опять бессовестно пользуется любовью еще одной женщины, которая не стоит того, чтоб на ее права обращали внимание, это же просто сосуд для наслаждения, чашечка на ножках), перехватывает любовные записки миледи к некоему дворянину де Варду, а затем пишет ответ от его имени, назначая миледи встречу. (Подлог. Чистой воды подлог.)

Дальше — больше.

Д'Артаньян, представившись де Вардом, ночью приходит в спальню к миледи. Они проводят вместе ночь: ласки, объятия, трели несуществующего соловья. Секс.

И миледи дарит мнимому де Варду сапфировое кольцо. Атос узнает фамильную реликвию и советует немедленно бросить миледи. Д'Артаньян от имени де Варда пишет ей грубое письмо, тем самым отказываясь от дальнейших свиданий.

Опять остановим ретивых мушкетерских коней!

Человек обманным путем занимается сексом с женщиной, грациозно совершив по ходу мелкое бытовое преступление (заменив своим чужое письмо).

Совершает акт изнасилования. И если вы скажете, что она сама ему отдалась, то я спешу вас обрадовать. Изнасилование — это не только когда тебя бутылкой по башке треснули и в кусты отволокли.

…В русском и иностранном законодательстве уже XIX — начала XX века важнейшим признаком изнасилования стало не насилие как таковое, а отсутствие согласия на половой акт со стороны потерпевшей. Леди Винтер согласие на свою близость с Д'Артаньяном не давала. Упс! Она думала, что спит с дворянином де Вардом. Кумир советских девушек Д'Артаньян ее попросту обманул.

Потом — после изнасилования — Д'Артаньян напишет ей грубое письмо. Опять же подложное. Не «извините», не «пардон», не «ай эм сори», не «ай бэг ё пАдон», а письмо, которое еще больше унизит бедную белокурую бестию.

После чего в главе VI миледи пригласит его к себе. Она попросит его отомстить оскорбившему ее де Варду (а разве у нее нет на это морального права?) и в виде аванса проведет с гасконцем ночь. И тут случится ужасное. Д'Артаньян — в глупой кошачьей расслабленности — признается миледи в том, что он и был тем самым фальшивым де Вардом. Правда, мило? Однако миледи почему-то так не посчитала.

В бешенстве она вскакивает с постели (а что ей делать? не в фейсбук же писать бежать!), Д'Артаньян пытается ее удержать за пеньюар (ну подумаешь, глупости какие, ты куда, курочка моя?), ткань пеньюара треснет, и на плече у миледи в рассветных сумерках Д'Артаньян в ужасе увидит клеймо. В форме лилии.

«Мало того что ты подло предал меня, ты еще узнал мою тайну? Ты умрешь!» — шипит миледи, после чего выхватывает кинжал. Однако Д'Артаньяну удается спастись.

Жаль, что не убила.

…Помните, что кричала миледи в самой последней сцене своим мучителям, когда четверо бравых друзей (вместе со слугами за кадром и палачом, то есть всего девять человек) привели ее на берег дождливой реки убивать без суда и следствия?

— Доблестные господа! Вы, четверо мужчин, собрались для того, чтобы убить одну слабую женщину!

 


 

От этого крика стынет кровь в жилах.

Как и от последующего:
— Д'Артаньян! Вспомни! Я же любила тебя.

…Но самое прекрасное, как всегда, случается в конце.

Пока палач везет приговоренную (незаконным судом), мокрую от дождя обреченную миледи через реку на остров, где собирается отрубить ей голову, отважная, упрямая девушка (а ей всего 26 лет) незаметно перетирает о топор веревку, которой связаны за спиной ее руки, и легко выпрыгивает на берег.

Она бежит по мокрой земле (идет дождь, гремит гром, сверкают молнии). Она бежит, как тогда, каким-то чудом освободившаяся от предательских мужских пут, которыми ничтожный муж Атос прикрепил ее, голую, к дереву, — бежит, зная, что у смертельно раненного животного есть только один путь к спасению: бежать.

Она бежит, и она прекрасна.

И вдруг она поскальзывается и падает.

И о чудо!

Суеверная мысль вдруг поражает ее: она решает, что далекое небо отказывает ей в помощи, и миледи застывает в том самом положении, в каком упала: склонив голову и сложив руки.

То есть она еще и верит в Бога!

Она религиозна.

Тогда — с другого берега — мужчины в рейтузах и красивых ботфортах смогли, наконец, увидеть, как палач подошел к склонившейся молодой женщине, уже не ждущей пощады ни от кого — ни от людей, ни от неба, потому что кругом были одни враги («Я должна умереть», — прошептала она, но никто ее не услышал). Как медленно поднял обе руки. Увидели, как в лунном свете блеснуло лезвие его широкого меча. Как его руки резко опустились. Они услышали свист меча и последний крик жертвы.


 

Затем обезглавленное тело, когда-то бывшее чудесной смелой отчаянной женщиной, повалилось под ударом.

Палач отстегнул свой красный плащ, разостлал его на земле, положил на него труп, бросил туда же голову, связал плащ концами, взвалил его на плечо и опять вошел в лодку.

Выехав на середину реки, он остановил лодку и, подняв над водой свою ношу, крикнул громким голосом:

— Да свершится правосудие Божие!

С этими словами он опустил труп в глубину вод, которые тотчас сомкнулись над ним…

…О дивная, нежная, самая лучшая, девочка моя.

Леди Кларик, Шарлотта Баксон, баронесса Шеффилд, леди Винтер, графиня де Ла Фер.

Прости нас.

 

 

 


 

 

 

Так в этом фильме, да и книге не только это шиворот-навыворот.

Вам так жалко королеву Анну Австрийскую? Она же такая благородная, красивая, влюблённая и прочее?

А по мне вовсе нет! Франция ведёт войну с Англией. А она, королева французского народа при этом крутит любовь с английским герцогом Бекингемским. А ведь стояла под венцом с королём Франции - Людовиком. И клятву давала перед Богом.

Ну, всякое в жизни бывает... Но стоит ли так восхищаться?


 

 

 

 

 

А Констанция? Вот уж чистая душа! Как же её жалко! А посмотрим, что она, собственно, делает  вэтой книге?

Для начала с Д"Артаньяном наставляет рога мужу. Ну, да, ладно, муж плохой, хуже Д"Артаньяна, как мужчина, почему бы и не наставить. Дело не совсем в этом. А в том, что чистая душа Констанция посылает своего возлюбленного за подвесками королевы в Англию. Воюющую с Францией страну. В самое логово. То есть куда? Практически на верную смерть! 

Ну, да какие могут быть вопросы? Ведь на карту поставлена честь королевы!  


 

В сети на запрос "Констанция Бонасье" - пятьсот картинок с Алфёровой и ни одной вот такой - из фильма 1961 года. 

 

 

А попутно Д"Артаньян тогда - кто? Предатель своей родины Франции и английский шпион. Хотя чего не сделаешь, ради хорошенькой женщины... И ради любви к Констанции...

Э... блин... Это, ведь, уже не Констанция... А леди Винтер. Но, всё равно - любовь!

 

 

 

 

 

 

 

Д"Артаньян хорош...

А всё же - куда девалась его возлюбленная Констанция?

 

 

А в тюрьме...

Ну, да ладно...

 

 

 


Под конец хочу немного возразить эссеисту Воденникову. Всё же миледи - убийца...

 

 

 

Хотя в этом эпизоде мне её всегда было жалко... Видимо красота всё же страшная сила...

 

 

 

Кстати, Милен Демонжо мы видели ещё и в "Фантомасе":

 

 

 

 

 

 

"– Так вот, когда я проходил мимо зеркала, ну, на пути к своей цели, понимаешь? То увидел в нём отражение. Это был я, – старик, назидательно поднял указательный палец. – Я взглянул на себя и вспомнил слова одного великого русского писателя. Этот писатель утверждал, что в человеке всё должно быть прекрасно, и лицо, и одежда, и душа, и мысли. Кто бы спорил... Но наш Создатель, похоже, считает по-другому. Иначе, зачем бы он придумал старость?"

С. Банцер "Что он там увидел?"
                        

 

 

 

 

     

 

 


  • "Этот безумный, безумный, безумный мир"
  • "12 стульев"
  • "Три мушкетёра"
  • "Ирония судьбы"
  • "Белое солнце пустыни"
  • "Ирония судьбы " - 2
  • "12 стульев " - 2

 

 

Design С.Банцер  

В начало сайта       Подписаться      Все комментарии      Навигация        
   
       


Путешествие по Крыму 
Если есть эволюция,
   то куда?
Хорошо ли умным?
Женщина Маяковского
Голоса с двух берегов
Нобелевские лауреаты по  
   физике о вере

 


Счастливые судьбы
   Джордж Мартин
Гравицапа и Абсолют
♦ Олег Петренко
  Уверение св. Фомы 
♦ Гравицапа - обман
   или сенсация?
Закат Европы
Это лёгкое порно...


ТОП-10 лучших истребителей в мире
Демотиваторы
Никола Тесла
Культура, как скопище  
  безумцев и извращенцев
Почему малая терция 
   грустная?

При воспроизведении содержания страницы 
ссылка на 
https://www.webslivki.com обязательна!

Copyright © Сергей Банцер      bantser@webslivki.com


♦ Пётр Подгородецкий
   Машина с евреями
♦  А.Н.Лунный
   Ненаучность теории
   эволюционизма