Начало     Навигация    Блог    Книги Сергея Банцера    Поиск по сайту   

 

 

 


 

 


  ;

   


 


   ♦ Кавказская пленница
   ♦ Война и мир (2007)
   ♦ Остров

   ♦ Жестокий романс
   ♦ Место встречи
      изменить нельзя

 

 

 


   ♦ "Мурка" - классика
   ♦ Никогда не сдавайся
   ♦ Мари Самуэльсен
   ♦ Наоко Тераи
   ♦ Чарльстон
   ♦ Оркестр Дальней
      Гавани


 

 



   ♦ Эрнесто Кортазар
   ♦ Светлана Тернова
   ♦ Оркестр "Папоротник"
   ♦ IL Volo (оперное трио)
   ♦ Лименсита (антология)
   ♦ Canzone da due soldi
     (антология)

   


  ♦  Константин Разумов
  ♦ Шу Мизогучи
  ♦ Ютака Кагайя
  ♦ Вильем Хентритс
  ♦ Валерий Барыкин
  ♦ Елена Бонд
  ♦ Люсьен Делару
  ♦ Александр Стародубов


Весь список

 

 



  ♦ Виктор Игумнов
  ♦ Дмитрий Бакулин
  ♦ Вадим Балакин
  Игорь Денисов

 

 

 

  
      Игра с прикупом
      Жалким быть просто
      Мои агаты и рубины
      Неположенное счастье
   •   Точка невозврата
      Всё по-другому

 





 



 

 

 



 




  

 

 

 

 


 

Ренато Каросоне
 





  



художник Стародубов
Картины Стародубова


 
 

 


 
 

  ;





 
 
 








 
 




 
 
  





 Браки артистов


 
 
 
  



Роберт Фишер
Роберт Фишер


  

 


 

 



Мужчина и женщина
Мужчина и женщина


 
 

 


 
  



Сара Чанг
Сара Чанг  


 
 

 

 


  



Авария в Шкотово
Катастрофа на АПЛ
в Шкотово


 
 
 
 
 

поросячьи бега


 
 


 



Оркестр Дальней Гавани


 

 

 


 













Американцы на Луне

 

 





 

 







 Жёны диктаторов

 





 



Почаевская лавра

 

 






Сергей Юрский

 

 






Лимменсита

 




 



 


 



Проклятие плейбоя


 

 

 

 



 

 

 

 



Американцы на Луне

 

 

 




 


 



Витаой Кличко 

 




 


 

 
  

 


 

 




Ударим автопробегом!


 

 

 


 

 


 

 



 

 

 


 

 




Афоризмы Черчилля
Афоризмы

 

 

 

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

 

 

 


 

 

 

 

 


 

 

 

 

 


 

 

 

 

 


 

 

 

 

 


 

       

 

Дар мой, Враг мой









 

 








"Сейчас на моём «Маяке-203» Джон Леннон как раз поёт:

"Is there anybody going to listen to my story

All about the girl who came to stay?"

Я плохо понимаю то, о чём поёт Джон Леннон, что-то типа, это такой тип девушки, что ты ещё пожалеешь о чём-то там. Всё правильно. Как будто Джон был знаком с Алёной"





  "Потом Наташа взяла гитару. Тихо перебирая струны, она запела:
     Пришли иные времена
     Тебя то нет, то лжёшь не морщась
     Я поняла, любовь – страна,
     Где каждый человек – притворщик"




"Внешне Либерзон напоминал возрастного хиппи. Он ходил в линялых джинсах, потёртой кожаной куртке, а из-за двери его кабинета часто доносилась музыка Битлс. В обеденный перерыв порой можно было слышать, как за дверью своего кабинета Либерзон подпевает Полу и Джону скрипучим тенором свою любимую песню Can't Buy Me Love"






"Кулик растянул потрёпанные меха и, пуская клубы дыма от сигареты, заиграл Love Story.

Снова мистика... Почему он сейчас заиграл именно эту музыку? Её играла мне Алёна у себя дома на пианино. Всё бы ничего, но на пианино стоял её портрет, написанный маслом — подарок какого-то богемного типа из её компании"

Хор и оркестр Клода Карвелли





"Потом Кулик, притоптывая ногой, заиграл на баяне "Смоук он зэ уотэр" Диип Пёпл"




И ещё раз Love Story. Теперь в исполнении Ричарда Клайдермана










А это оригинал. "Smoke on the water" в исполнении Deep Purple. Вокал - Иэн Гилан, соло гитара Ричи Блэкмор, орган Хэммонда - Джон Лорд. Все молодые - 1972 год. 

 








"Когда Корнилов вышел из таверны Папандопулоса, было уже темно. В небе висела полная луна, освещая своим призрачным светом декорации волшебного спектакля, в котором он был одновременно зрителем и участником.

И тут с его глаз вдруг упала пелена, которая до этого мгновенья мешала ему видеть жизнь, такой, какой она была на самом деле — доброй и бесконечно прекрасной!

Ночной терпкий бриз, оглушительный звон цикад и мерцающая в волнах Эгейского моря лунная дорожка..."  









Эта песня имеет запутанную историю. Сочинённая греческим композитором по имени Ставрос Коугиоумтзис, она имела название  "Ola kala, ola orea" ("Всё хорошо"). В незамысловатых словах говорилось о неразделённой любви одного парня. На греческом языке её поёт Георгиас Даларас, который в интернете чаще всего и упоминается как автор этой песни. Потом эту песню стал петь израильский исполнитель Хаим Моше. На иврите она получила название "Toda"  - "Благодарю" и представляет собой обращение к Богу с благодарностью за всё.

Ну и ещё эту песню пели разные другие исполнители, в том числе и Киркоров со словами Резника - "Мне мама тихо говорила".  

Исполнение Хаима Моше на мой взгляд (слух) является самым красивым, его я и привожу, хоть и действие происходит в греческой таверне.     

 






О чём этот фильм?

 

 
Демотиваторы 


 




— Сеструха, давай споём, а?

Оксана вновь покрутила пальцем у виска и скрылась за дверью.

— Сеструха... Ну, не будь такой жестокой!.. Ты что, хочешь, чтобы я... Эх... Брат же... Брат!.. — Кулик отчаянно махнул рукой и замолк.

Мне показалось, что он сейчас расплачется.

Дверь в соседнюю комнату открылась, и на пороге с недовольным лицом показалась Оксана. В руках она держала бандуру. Кулик извлёк из футляра баян и, сыграв вступление, запел:

Мені минає в очі сивина,

А я нічого не несу додому

Лиш горточок старОго полотна

І вишите... і вишите...

І вишите моє життя на ньому

С силой рванув меха, Кулик заревел припев:

Два кОльори мої, два кольорИ

Казалось, всё потонуло в его площадном басе, но нет. Сильный и чистый голос Оксаны неожиданно легко перекрыл рёв брата:

Оба на полотні, в душі моїй оба,

Два кольори мої, два кольорИ

Червоний — то любов, а чорний — то журба!

 


 





 

Кулик кивнул Лопушку и, широко развернув меха баяна, заиграл вступление. Лопушок ударил в бубен жилистым кулаком и запел пронзительным тенором:

       Скажите, девушки, подружке вашей,
       Что я не сплю ночей, о ней мечтая,
       Что всех красавиц она милей и краше...

 








После того, как сержант ушёл менять лиры, к Кулику подошла невысокая девушка, торговавшая в переходе цветами.
— Ты ещё не уходишь, Вовчик? — спросила она.
— Да нужно тут подождать одного, — ответил Кулик.
— Может, споёшь, пока ждёшь? Про монетку? — девушка просительно посмотрела на Кулика.
Кулик вздохнул, молча вынул баян и, присев на футляр, негромко запел:

                И я кинула монетку на ладонь
                Через воду я прошла и огонь
                Но упала та монетка на орла
                С тем орлом я своё счастье обрела
 















Но вот наступает такой вечер, как сегодня, и природа являет нам маленькое чудо. Броуновское движение молекул насыщенного водяного пара вдруг трансформируется в хрустальное кружево, которое ложится на голые ветки деревьев и переливается мириадами светящихся искорок. Невесомый вечерний каприз манит неясными обещаниями, которые, скорее всего, не сбудутся, ибо, если бы было иначе, то мечта обратилась бы в прогноз, а надежда — в вероятность случайного события.







... на наш катер зашли какие-то люди, я потом их рассмотрел. Молодые ребята, человек пять. Грязные, оборванные, с какими-то верёвками, крючьями, котелками... И гитара. Среди них двое девчонок, такие же грязные, усталые и оборванные. У одного парня голова была перевязана и банты в крови весь. Повалились прямо на палубу, видно устали очень. А потом парень с перевязанной головой взял гитару и тихонько запел. И все за ним, также тихонько так подпевать стали.

Милая моя, солнышко лесное,

Где, в каких краях встретишься со мною

И я тогда подумал... Что лучше? Санаторный пляж, столовая, туалет, номер люкс в пансионате. Магический квадрат.









Надев очки, Григорьев присмотрелся и в свалившемся с забора человеке узнал Куртина. Нескоторое время они молча смотрели друг на друга. В расхристанном пальто без верхней пуговицы, с бланшем под глазом и в молодецки сдвинутой набекрень шапке, из под которой сочилась тонкая струйка крови, Куртин был похож на персонажа песни из репертуара Татьяны Ивановой.

Эх загу, загу, загулял, загулял

Мальчонка, парень молодой, да молодой,

В красной рубашоночке

Подумаешь какой!








  

"А я візьму криселечко,
        Сяду край віконця,
        Іще очі не дрімали,
       А вже сходить сонце...


    Когда эту песню напевала её мама, маленькая Маша недоумевала — о чём в ней поётся? А теперь... Вот вышло так, что эта песня о ней. Уже три ночи её глаза не знают сна. Лицо осунулось и побледнело, так что приходится делать более плотный макияж. Даже Лоскутов заметил. "Что ты такая бледная?" Приходится притворяться. Хотя трудно. Мельпомена явно не посылала свою фею к её колыбели"

    Исполняет бэк-вокал Ваенги.







    

"Вчера перед сном она отбилась от мужа самой простой женской отговоркой — голова болит. Лоскутов обнял её, театрально вздохнул и неожиданно пропел дурацким голосом:

       Спрашиваю Машку — что ты будешь пить?
      А она мне говорит, что голова болит!
      Дура бестолковая, чего ещё ты ждёшь,
     Красивее парня в мире не найдёшь...

    А чего бы не дурачиться Борику... От машиной головы ему только надо чтобы она варила как надо. И чтобы эта голова вывезла Борика в Штаты"

     Исполняет Аркадий Северный и оркестр "Братья Жемчужные"



 


— Ну, ну, Михаил Борисович, — усмехнулся Бильдюг, — Военком не такая уж мелкая фигура. Вы знаете такого пианиста Евгения Кисина? Пацанчик такой, невзрачный, вроде нашего Крылова. Так вот, дочь Герберта фон Карояна рассказывала, что видела только один раз за свою жизнь, как у  папы текли слёзы во время дирижирования оркестром. Это, когда  Кисин солировал в первом фортепианном концерте Чайковского.

— Ну и что? Мы говори о военкомате, причём тут Кисин?    

— А при том, что когда ему восемнадцать стукнуло, то стали его в армию призывать. Сначала Спиваков к главному военкому Москвы ходил — ничего не помогло! Тогда Спиваков к английской королеве обратился, и она написала письмо военкому, где хлопотала за Кисина. Не помогло! Плевать хотел военком на английскую королеву! А вы говорите «какой-то там военком».



 


     Это к роману не относится. Просто, кто ещё сомневается, на что китайцы способны - вот последние две минуты финала 1-го фортепианного концерта Чайковского. За роялем - Юджа Ванг.
     А где же Евгений Кисин? Кисин нервно курит в сторонке.
 










 

 

 

       

 

 


Псевдонимы известных людей
Жванецкий
Дмитрий Бакулин СПБ
Навигатор 1
Женщины Есенина


Безопорное движение
Картины Разумова
МиГ-25 над Тель-Авивом
Эйнштейн
Юмор программистов

Сергей Юрский