Начало     Навигация     Блог     Книги Сергея Банцера    Поиск по сайту   

Максим Горький 

 

 


   • Художественные
   • Статьи, очерки, эссе

   Сергей Банцер

    - Книги

    - Статьи
   
- Канал на Youtube

 

 

 

 

 

 

  ;

    


   ¦ Кавказская пленница
   ¦ Война и мир (2007)
   ¦ Остров

   ¦ Жестокий романс
   ¦ Место встречи
      изменить нельзя

 

 

 


   ¦ "Мурка" - классика
   ¦ Никогда не сдавайся
   ¦ Мари Самуэльсен
   ¦ Наоко Тераи
   ¦ Чарльстон
   ¦ Оркестр Дальней
      Гавани





   ¦ Эрнесто Кортазар
   ¦ Светлана Тернова
   ¦ Оркестр "Папоротник"
   ¦ IL Volo (оперное трио)
   ¦ Лименсита (антология)
   ¦ Canzone da due soldi
     (антология)

   



  ¦  Константин Разумов
  ¦ Шу Мизогучи
  ¦ Ютака Кагайя
  ¦ Вильем Хентритс
  ¦ Валерий Барыкин
  ¦ Елена Бонд
  ¦ Люсьен Делару
  ¦ Александр Стародубов


Весь список

 

 


  ¦ Виктор Игумнов
  ¦ Дмитрий Бакулин
  ¦ Вадим Балакин
  ¦ Игорь Денисов

 

 

 

  
      Игра с прикупом
      Жалким быть просто
      Мои агаты и рубины
      Неположенное счастье
   •   Точка невозврата
      Всё по-другому




Что такое Линди Хоп?





Литература и психопатия




 




 



 

 

 

 

 

 

 


 

 

 

 

 


 

 

 

 

 

 


Женщины похорошели


 

 

 

 


 

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 





 

 

 





Человек с бульвара капуцинов





 

 

 




Как стать снобом?


 

 


 

 



Первый расстрельный 
   приговор советской власти 


 

 








Этот смешной язык 





 

 




Как там, в Америке?  

 



 



 

 




Юджа Ванг

Классические
музыканты-красотки

 

 

  ;

 

Православные фото 

Религиозные учёные

Иконы Богородицы

Последний шаг разума

 

 

 

 

 

 

 

 


Красавицы начала XX века 


 






Американцы на Луне

 

 

 

 

 


А ведь это шедевр!

 

 

 



Музыка в повести С. Банцера
"Полдень Валета Коновалова"









Статьи, очерки, эссе о физике
в научно-популярном формате






Афоризмы Дональда







Елена Миро


 



 

 

 




Рудольф Дизель
Однажды в Одессе


  


 

 

       

 

Против чекистов британский шпион Локкарт ничего поделать не мог, и его ночью арестовывают вместе с находящейся в его постели Мурой



Сайт содержит материалы, охраняемые авторским правом. Использование материалов сайта в интернете разрешено только с указанием гиперссылки на сайт и автора публикации.
Copyright © С.Банцер


 

Возможно, это будет серия очерков о самых разных вещах. Очерков, объединённых идеей минимализма. Возможно, Вы увидите здесь все оттенки иронии — от усмешки до сарказма и стёба. Всё ли тут будет правдой? А что это за термин такой — "правда"? Да на этот вопрос не ответил даже наш Создатель, стоя перед Пилатом. Во всяком случае, я везде старался опираться на факты. И папа римский мог бы сказать об этих очерках то же, что он сказал, прослушав рок-оперу «Jesus Christ superstar», которой в мае этого года исполняется 50 лет  — "Да! Всё так и было"

 

 



Кратко о разном


Глава 2
 

Влюблённый Буревестник


Конечно, правильней было бы назвать этот очерк «Любовь Буревестника», где «любовь» стояла бы во множественном числе. Не знаю, как в других языках, но языки, носителем которых я являюсь — русский и украинский, не знают множественного числа этого слова. Любовь и кохання — только в единственном.

Не языковое ли упущение это? В прошлой главе «Женщины Есенина» я начал разбираться в этом филологическом феномене. Здесь будет продолжение.

Скажу сразу — история любви Буревестника будет запутанная. Щадя читателя, я буду следовать заявленному в начале этой серии принципу минимализма, т.е., делать текст как можно более простым, а имена и фамилии действующих персонажей приводить только в тех местах, где они необходимы для понимания происходящего.

 

1889 год

Первая женщина Алексея Пешкова, который не был тогда ещё Буревестником, звалась Ольгой Каминской. Она была старше его на пять лет и познакомилась с юным Пешковым, уже побывав дважды замужем и имея ребёнка от первого мужа. Этот первый муж нам не интересен, а второй муж был поляком по имени Болеслав. Познакомившись с Пешковым, Ольга бросает Болеслава и переезжает жить к Алексею.

Влюблённый Болеслав, однако, шлёт Ольге отчаянные письма, Пешков дико ревнует и однажды даже бросил в Ольгу креслом. "Не увернулась бы я, Леня меня бы убил" "Лёня" — это так Ольга называла своего нового гражданского(?) мужа. После броска креслом Ольга убежала из дома на три дня, а Лёня лёг на кушетку и пролежал там эти три дня без движения и приёма пищи. Потом Ольга вернулась и они помирились.

Но влюблённый Болеслав, несмотря на отчаянные просьбы Ольги, продолжал ей писать письма (кстати, почему-то из Парижа). Так продолжалось больше двух лет(!), после чего Пешков психанул и ушёл из дому. Сначала в Самару, а потом в Тифлис, пройдя большую часть этих расстояний пешком.

Ну, а что брошенная Ольга? Она уехала к Болеславу в Париж. Пожив там некоторое время, она вторично бросила невезучего Болеслава и вернулась обратно к Алексею в Тифлис. В шахматах это называется рокировкой.

Время от времени я буду вставлять в этот текст приходящие мне на ум одностишья. Сейчас это будет Вишневский: «В противном случае я стану с Вами жить!» Чудесное одностишье, Вы увидите, как оно будет рефреном сопровождать этот очерк дальше.

Тем временем Алексей Пешков начал издаваться, стал Максимом Горьким и, вообще, пошёл резко вгору. С возвратившейся из Парижа Ольгой он прожил ещё около двух лет, после чего Ольга имела несчастье заснуть при чтении Горьким своего произведения «Старуха Изергиль». Такого издевательства Буревестник уже не потерпел, и они расстались с Ольгой, теперь уже навсегда.

Эту любовную историю Горький впоследствии изложил в рассказе «О первой любви», в которой Ольга Каминская была названа Ольга К.

Я только что прочитал этот рассказ. Что сказать... Это как музыка, которую передают по радиостанции «Лаундж ФМ» — мелодии-сюжета нет, переливчатые, лишённые логики смыслы-гармонии, прошедшее время и настоящее в одном предложении, нагромождение флешбеков и проступающая сквозь всё это своеобразная красота. В отношении женщин в таких случаях говорят «На любителя».

 

1895 год

После расставания с Ольгой Горький знакомится с Екатериной Волжиной. Она на восемь лет младше его, и через год становится его женой, кстати, единственной официальной, которой Буревестник дал свою фамилию — Пешков. Поэтому далее я буду называть её Пешковой.

Через год после свадьбы у них рождается сын Максим, а ещё через четыре года дочь Катя. Итого, запомним для дальнейшего понимания — у Екатерины Пешковой и Максима Горького было двое совместных детей, рождённых в законном браке.

 

 

Примерно, начиная с 1902 года, на Горького просто обрушилась слава. Его спектакль «На дне» получил мировую известность. Соответственно, появились и немалые деньги.

Что же повлёк за собой этот небывалый успех, который поставил Горького в один ряд с жившими тогда Чеховым и Львом Толстым? Известно что. На гастролях МХАТа в Ялте, где в пьесе Горького «На дне» играла актриса Мария Андреева, Буревестник влюбляется в последнюю. Мария — одногодок Горького, на момент встречи имеет высокопоставленного мужа и двоих детей.

 

 

1902 год

У этому времени Горький прожил с Катей Пешковой примерно пять лет. Влюбившись в Марию Андрееву, он оставляет Пешкову (напомню, с двумя детьми). Что предпринимает Пешкова? ′Пешкова с двумя малолетними детьми выехала в Берлин′.

В это время в любовном треугольнике (Горький - Пешкова - Андреева) появляется ещё один персонаж, превращая его в четырёхугольник. Это знаменитый фабрикант и меценат Савва Морозов.  

 

 

Хоть и мощный мужчина был Савва, а влюбился в Андрееву не хуже худосочного Вертера. Что и являлось, кстати, истоком его меценатства. А Горький, в свою очередь, безумно ревнует.

Вот тут нужно сказать, что Мария Андреева была не простой актрисой МХАТа, а пламенной сторонницей большевиков с партийной кличкой «Феномен». Через неё и текли деньги Саввы в партийную кассу большевиков. Самой же Марии меценат Морозов, во время её пребывания в гинекологической клинике города Риги(?), оставляет страховой чек на 100 тысяч. В общем понятно, как говорил семейный психолог Иоахим Кюн. Кстати, это была весьма большая сумма на то время. Для сравнения — за поимку революционера Баумана царской охранкой тогда была назначена награда в пять тысяч рублей. Чек подлежал обналичиванию предъявителем после смерти Морозова.

Хорошая завязка детективного романа в стиле Чейза, правда?

Каковы же были отношения между двумя мужскими углами этого многоугольника? Получилось так, что Горького в 1905 году арестовали и посадили в тюрьму. Что сделал бы любой другой мужчина на месте Морозова? Заплатил бы любую сумму тюремщикам, чтобы они сгноили соперника в тюрьме. Но Савва Морозов не таков. Он обращается к обер-полицмейстеру Москвы Трепову и вызволяет Буревестника.

Выходит, человеком духа был Савва. За что и поплатился в конце концов. Кто-то сказал: «Хотя мы свободны в выборе наших действий, мы не свободны в выборе последствий наших действий». Мудро. Потому что последствия действий Морозова для него были таковы. Узнав о выходке Саввы со страховкой, его законная жена на пару со свекровью (да, да, бывает и так) подают на него иск в суд. Савву обследуют три психиатра, один из них — Россалимо известен мне тем, что поставил жене Льва Толстого диагноз «Двойная дегенеративная конституция...» и как-то там дальше. Короче, Савву признают сумасшедшим, и он теряет право распоряжаться своими деньгами.

После этого вместе с женой Морозов едет отдохнуть в Канны, где кончает собой, выстрелив из пистолета в сердце, предварительно обведя нужное место химическим карандашом. Горький посылает на похороны Саввы венок с надписью: «Другу».

Чтобы лучше представить себе портрет Марии Андреевой, упомяну, что из ста тысяч, полученных по страховке Морозова, 60 тысяч она передала в партийную кассу большевиков, а 40 тыс. оставила себе.

В общем, как сказала Ольга Арефьева: "Я не сдурела. Я вообще такая".

"Интересное, жгучее, жуткое время!" — пишет Андреева своей сестре.

 

1906 год.

К Андреевой прямо в театр приходит её партийный товарищ, большевик по кличке "Черт". Он передаёт ей поручение Ленина(?!) ехать с Горьким в Америку. Мы уже не очень и удивляемся, правда?

В пуританской Америке им обоим крупно влетело от журналистов — ведь получалось, что Горький бросил законную жену Екатерину Пешкову с двумя детьми и поехал с актрисой Андреевой в Америку. Их даже не селили в одном номере в гостинице! Возмущению влюблённой пары ханжеством американцев не было предела. С тех пор Горький возненавидел Америку и даже написал книгу «Город Желтого дьявола». Всё ему в Америке не нравится, даже то, что "беременные женщины самодовольно несут тяжесть своих животов".

В это время в России умирает от менингита пятилетняя дочь Горького (напомню — от Екатерины Пешковой).

Вернувшись из Америки, влюблённый Буревестник и Андреева ′для совместной жизни избрали Италию, остров Капри′. (Помните 40 тыс., полученные по страховке Морозова?) Я до сих пор не написал — чем брала Андреева мужчин. Говорят, что внешностью. Давайте посмотрим:

 

 

 

"Мне открыла дверь молодая женщина необычайной красоты. В первую минуту я даже потерял способность речи". Это свидетельство философа Абрама Деборина. Смотрим на фото. Отчего Абрам потерял дар речи?.. Или фотоаппараты в то время были несовершенны, или эталон женской красоты изменился... В общем, одни многоточия...

Через некоторое время Горький заскучал и пишет Екатерине Пешковой (напоминаю, это его законная жена) такое письмо: "Могла ли бы ты приехать сюда, на Капри?"

Катя не была бы Катей, если бы на взяла их сына Максима и действительно не приехала бы на Капри. Пробыв там восемь дней, она съехала и ′местом уединения для себя и Максима избрала приморский городок Аляссио на Лигурийской Ривьере′ К чести Горького, нужно сказать — на его деньги. Ну, или на общие с Андреевой деньги (помните те 40 тысяч Морозова?)

Вскоре в жизни Екатерины появляется мужчина — бывший механик броненосца «Потёмкин». Несколько лет механик жил с Пешковой в Париже и Аляссио. Вот письмо того времени Горького к Екатерине: «Люблю, милая моя девочка. Немножко — ревную. Но — ничего! Так надо».

В этом месте я вспомнил не одностишье, а рефрен «так надо», часто повторяющегося в «Золотом телёнке», скажем, вот здесь: «Это твое частное дело, Васисуалий, — сказала Варвара. — Я ухожу к Птибурдукову. Так надо»

 

1909 год.

Екатерина предпринимает попытку получить Горького обратно — она порывает с механиком с «Потёмкина», о чём сообщает в письме Буревестнику. Но и это не даёт положительного результата. Тем временем сорокалетняя Андреева, живя с Горьким на Капри, тоже предпринимает отчаянные попытки привязать того к себе рождением ребёнка. Увы, безрезультатными.

Кажется, женская красота странным образом часто соседствует с репродуктивными проблемами.

 

 

В доказательство этих слов я приведу Милен Демонжо и Мишель Мерсье. Миледи и Анжелику соответственно — двух самых красивых и сексапильных женщин нашей планеты за все времена. Если, конечно не считать борзинскую красавицу Люсьен:

 

 

 

Люсьен, как женщина виртуальная, может ещё и родит, если я напишу продолжение «Точки невозврата», а вот красавицы Милен и Мишель — обе бездетны.

 

Но вернёмся к красавицам нашего очерка. Екатерина Пешкова не хочет терять своего законного мужа, поэтому продолжает слать Горькому на Капри письма, на что Буревестник отвечает: «Очень уж я устал, переволновался и — надоело мне все отчаянно. Личная жизнь — отвратительна. Ты знаешь — я ведь никогда не говорю об этом и если заговорил теперь — значит очень уж плохо».

 

1912 год

Наконец, Андреева не выдерживает и в поисках женского счастья уезжает с Капри. Обрадованный Горький тут же пишет письмо Екатерине, и та вместе с мамой и сыном Максимом переезжают на виллу Горького.

Я снова вынужден повторить эту фразу — Горький не был бы Горьким, если бы через два месяца не убежал от Кати и своего сына Максима, а заодно и со своей виллы и, вообще, с Капри.

Куда? Нетрудно догадаться — к Марии Андреевой, с которой отправился ′путешествовать по итальянским городам: Болонья, Римини, Падуя, Венеция, Верона, Рим, снова Неаполь′. Продолжая в это время интенсивно переписываться с оставшейся дома Екатериной.

Все эти рокировки вскоре заканчиваются тем, что Екатерина Пешкова уезжает с Капри обратно к себе в Аллясио, а Горький, как только она покинула виллу на Капри, возвращается туда, оставив Андрееву в Берлине.

 

1914 год

По целому ряду соображений, которые не являются предметом этого очерка, Горький решает возвратиться в Россию. Для этого он едет сначала, как и можно было предположить, к Андреевой в Берлин, а откуда они оба едут в Россию. Там он живёт на квартире какого-то крупного издателя, а Андреева уезжает с театром на гастроли в Киев.

 

1918 год.

От новой власти Горький получает большую квартиру в Петербурге на Кронверкском проспекте, где и пройдут его ближайшие годы. В эту квартиру сразу селится Андреева с детьми от первого мужа. Ленин не забыл о финансовой помощи, когда-то оказанной большевикам Андреевой. По его указанию «Феномен» становится ′комиссаром театров и зрелищ Петрограда′. В её распоряжении оказываются два служебных автомобиля.

В этот же период в квартире Горького живёт некто Крючков, бросивший перед переездом на новое место жительства свою жену с ребёнком. Крючков — официальный секретарь Горького, он же тайный агент ОГПУ, он же любовник Андреевой (младше её на 21 год). Дело немного осложнилось тем, что у Андреевой уже был секретарь по фамилии Израилевич, носивший кличку «Жак». Борясь с Крючковым за своё место, Жак ′избил Крючкова, предварительно загнав го под стол′.

Вы, наверное, уже немного запутались от всех этих имён и рокировок, да? Ничего странного. Я тоже запутался, да и Алексей Максимович, похоже, тоже — помните: "Личная жизнь — отвратительна".

Ну хорошо, продолжим запутываться дальше. В это время в жизни Горького появляется ещё одна женщина, его знакомая по Капри — Варвара Шайкевич. Именно ей Горький посвятил в 1918 году сборник своих рассказов. Нетрудно догадаться, что у Варвары тоже был муж, ещё раньше был ещё один муж и дети от того и другого. Ещё легче догадаться, что этот второй муж по фамилии Тихонов являлся другом Горького.

Что там было у Варвары с Буревестником, мы знаем плохо. Знаем только, что родившаяся у неё через положенное время дочь Нина оказалась впоследствии до неприличия похожей на Горького. Впрочем, Тихонов не обращал на это внимания и относился к Нине как к дочери. Но вскоре у Варвары что-то не сложилось с Тихоновым и она переселяется вместе с Ниной в дом к Горькому. Сколько уже там жило людей — я вконец запутался. Могу только предположить, что Буревестник этого тоже точно не знал.

На 50-ти летнем юбилее Горького Варвара уже сидит, как и подобает хозяйке дома, рядом с ним. Впоследствии Варвара Шайкевич-Тихонова с дочерью как-то незаметно из петроградской квартиры Горького попадают в Париж. В своих воспоминаниях дочь Нина говорит, что Тихонов (напомню — друг Горького и второй муж Варвары) до конца своих дней любил Варвару и посылал ей в Париж посильные денежные переводы. Хм... Посильные переводы... А что же уже далеко не бедный к этому времени Горький — не посылал? Наверное нет, потому что Нина пишет, что "лишившись помощи Горького, мы начали бедствовать. Нечем стало платить за квартиру, в лавке перестали отпускать продукты в кредит". Вскоре, правда, Нина стала зарабатывать и неплохо — её 15-ти летнюю выпускницу парижского балетного училища взяли в труппу Русского романтического театра, а через некоторое время в труппу Гранд-опера.

 

1919 год

Вот мы и добрались до последней любви Буревестника. Её звали Мария Закревская. Она же Мария Бенкендорф, она же баронесса Будберг. Почему я так написал? Потому что Мура, таково было домашнее прозвище Марии, была ′международной авантюристкой, тройным агентом ОГПУ, английской и германской разведок′. Во как... ОГПУ, кстати, это аналог КГБ в то время.

 

 

Поскольку Мура — последняя женщина в этом очерке (сколько можно?), то я расскажу о ней подробнее. Как выглядела Мария Будберг? Фаина Раневская сказала в фильме «Человек в футляре»:"Я никогда не была красива, но всегда была чертовски мила". Пожалуй, это про Муру. Говорят — самый опасный вариант для мужчин. Давайте посмотрим, так ли это.

В 19 лет Мура выходит замуж за некоего Бенкендорфа, живёт с ним в его родовом замке в Эстонии и рожает двух детишек. В 18-м году Бенкендорфа убивают его собственные крестьяне, Мура переезжает в Петроград и заводит роман с дипломатом и британским шпионом Локкартом. Я забыл сказать, что Мура могла свободно ввязаться в любую мужскую беседу по-английски, по-немецки, по-французски и по-итальянски. А вот по-русски Мура говорила с акцентом. Правда, он начисто исчезал, когда это было надо Муре.

Против чекистов британский шпион Локкарт ничего поделать не мог, и его ночью арестовывают вместе с находящейся в его постели Мурой (нашумевшее «Дело послов»). А дальше — ′освобождена по ходатайству Горького′. После этого Мура поселилась в его квартире на Кронверкском (помните — «В противном случае я стану с Вами жить!»)

Примерно через год в Россию с визитом приехал английский писатель-фантаст Герберт Уэллс. Он тоже поселился в квартире Горького(?!), а Мура ′по распоряжению Кремля′ была назначена официальным переводчиком Уэллса.

Что было дальше? А ничего удивительного... В этом смысле писатели-фантасты устроены, оказывается, так же, как и все остальные мужчины. Возвращаясь ночью из туалета фантаст заблудился в огромной квартире Буревестника и случайно оказался в комнате Муры. Ну, а где ж ещё?... Разговорившись с Мурой по-английски, великий фантаст уже не смог покинуть её опочивальни до утра.

Настало хмурое утро, и увиденное очень расстроило Горького, измученного ночью туберкулёзным приступом. Но Мура улыбалась так невинно, а пожилой и очень интеллигентный Уэллс был так убедителен, что Буревестник поверил ей и своему очередному другу.

 

 

 

«Мура имела свойство иногда не отвечать прямо на поставленный прямо вопрос. Её лицо – серьёзное, умное и иногда красивое – вдруг делалось лукавым, сладким, кошачьим, и, с полуулыбкой и избегая ненужного ответа, она уходила в своё молчание»

Мужчины от этого её фокуса теряли связь с реальностью′... Терял Бенкендорф (муж), и Локкарт (любовник и британский шпион), и Уэллс (британский фантаст, делал Муре предложение, назвал ее в числе своих наследников).

Ну, и Буревестник выходит, тоже потерял связь с реальностью... По крайней мере в посвящении последнего романа Горького «Жизнь Клима Самгина» так и написано: «Марии Закревской». А на письменном столе Буревестника лежал слепок руки Муры. А ещё он отдал Муре чемодан со своими архивами. Когда Мура Будберг уже жила в Лондоне, Сталин устроил настоящую охоту за этим чемоданом и, в конце концов, заполучил его. Мура привезла чемодан в Москву сама, когда приехала проститься с умирающим Горьким. По его, кстати, настоятельной просьбе.

А, кстати — почему она "Будберг"? Для того, чтобы свободно перемещаться по Европе, Муре нужно было быть официально замужем. Прежнего мужа, как было сказано выше, убили крестьяне, фактический муж — Горький, уже имел двух жён — одну официальную, вторую гражданскую. И вот Мура каким-то образом нашла настоящего барона, молодого повесу и карточного шулера Лая Будберга. Ходили слухи, что в качестве бонуса Горький оплатил барону Будбергу его карточные долги. А, может, это был кто-то другой — но что-то же поимел барон в качестве профита от этой всей истории? В общем, Мура, наконец, стала баронессой.

Вообще о Муре есть много публикаций и написана даже целая книга. Передать их содержание не сложно. Используя тот же принцип минимализма, об этом вполне понятно сказал Вишневский в своём одностишье: «Единственный, кому ты не дала…»

 

В конце этого очерка я приведу две длинных цитаты Уэллса. Они нужны для того, чтобы этот очерк вышел за рамки своего названия — «Влюблённый Буревестник», а стал очерком о Женщине. И не конкретно какой-нибудь, а просто о Женщине, которую Создатель сделал из ребра мужчины, чтобы тому жизнь мёдом не казалась. Зачем-то это нужно Создателю — чтобы жизнь мёдом не казалась.

Итак, цитата первая — Герберта Уэллса:

«Она, (Мария Будберг), неопрятна, лоб её изборождён тревожными морщинами, нос сломан. Она очень быстро ест, заглатывая огромные куски, пьёт много водки, и у неё грубоватый, глухой голос, вероятно, оттого, что она заядлая курильщица».

И вторая — его же:

«Мура − та женщина, которую я действительно люблю. Я люблю её больше всего на свете, и так будет до самой смерти. Нет мне спасения от её улыбки и голоса, от вспышек благородства и чарующей нежности, как нет мне спасения от моего диабета и эмфиземы лёгких. Моя поджелудочная железа не такова, как ей положено быть. Вот и Мура тоже. И та и другая − мои неотъемлемые части, и с этим ничего не поделаешь».

 

Уже в наше время какая-то женщина-депутат возмущённо сказала о своей коллеге: «Она никак не может кончить!» Видно, я тоже никак не могу кончить... Поэтому приведу ещё, надеюсь, последнюю цитату. Это будет Александр Блок. «Люба» — это его жена, урождённая Менделеева (да, тот самый).

«Люба испортила мне столько лет жизни, измучила меня и довела до того, что я есть теперь. Люба, как только она коснется жизни, становится сейчас же таким дурным человеком, как ее отец, мать и братья, как весь ее поповский род. Но я не могу с ней расстаться, я люблю ее»

 

Знаете, о чём я сейчас подумал? Вот есть движение за равные права женщин — феминизм. Только зачем, вам, женщины ещё и равные права? Зачем вам доказывать какую-то ерунду, вроде равного с мужчинами интеллекта? Вам мало той сакральной власти, которую дала вам природа — вот того, о чём написали Уэллс и Блок?


Сергей Банцер
июнь, 2020



   





 

 Кипарис » Сегодня, 03:23

Serg_ писал(а):
Ольга бросает Болеслава и переезжает жить к Алексею.
Но влюблённый Болеслав, несмотря на отчаянные просьбы Ольги, продолжал ей писать письма
.....................
Ну, а что брошенная Ольга? Она уехала к Болеславу в Париж. Пожив там некоторое время, она вторично бросила невезучего Болеслава и вернулась обратно к Алексею в Тифлис.


Шалава самая настоящая.
Да еще на девять лет старше. А мальчику всего 22.
Интересно, от первого мужа тоже ушла?



 

Serg_

 

   Об Ольге Каминской вообще-то известно немного. Наиболее полная информация - в публикации Серпанова "Жёны и любовницы Горького".     Вот оттуда:
   "Горький предложил ей уехать либо к своему законному мужу, либо к Корсаку (Это Болеслав). И Каминская так и поступила. Она вернулась к супругу, а потом опять к Корсаку. И вновь к мужу... Не могла она долго жить с каким-то одним мужчиной".
     Получается, что да - шалава.

    А меня удивляет другое. У Горького были нешуточные рецидивы туберкулёза. С кровохарканьем. И одновременно женщины липли к нему. Как они не боялись?
   Есть такой талантливый клавишник - Петя Подгородецкий (играл в "Машине времени"). У него весьма проблемная и специфическая внешность, но де-факто - он любимец дам. И вот сам он сказал как-то, извиняющимся таким тоном: "Ну, женщины просто любят успешных мужчин". Наверное, это так. Чисто инстинктивно любят - отголосок любви их праматерей, которые жили в пещерах и расчитывали на кусок мяса мамонта, которого завалил успешный мужчина.

 






      

 



Сайт содержит материалы, охраняемые авторским правом. Использование материалов сайта интернете разрешено только с указанием гиперссылки на сайт и автора публикации. br> Copyright © С.Банцер



 Design С.Банцер Copyright © Сергей Банцер      

 

 

       

 

 

    


Гибкие девушки
Цветы
Тюрьмы Европы
Высоцкий. Цена таланта

 


Оптические иллюзии
Чем же питались гении?
Знаменитые алмазы
Ностальгия